Завершение раскола

Гия Нодия

Гия Нодия

12 января партия «Единое национальное движение» в том виде, в каком мы ее знали в последние годы, прекратила существование. Часть ее членов, включая большинство парламентской депутации и основных лидеров, объявили о выходе из ЕНД и создании новой организации, хотя ее название еще не уточнено. Они решили не ждать анонсированного на 20 января съезда, который станет собранием сторонников Михаила Саакашвили.

Что мы узнали в результате этого конкретного политического скандала? Дело не касается того, кто хороший и кто плохой; главное – какого рода политическую систему мы имеем. В частности, что означает в Грузии выражение «политическая партия»?

История с расколом подтвердила то, что мы знали давно: в Грузии пока нет настоящих политических партий в том смысле, в каком они есть в развитых демократиях. «Настоящими» я называю партии, которые основаны на идеях, принципах и организационных традициях, а не являются временным инструментом в руках определенного лидера. Смена лидера – самый элементарный тест, который партия должна пройти. Группа людей, которые ныне оказались вытесненными и не имеют одного выраженного лидера (условно назову их «национал-либералами»), надеялась, что ЕНД могло пройти такой тест. Это оказалось иллюзией. То, что они вышли из партии и теперь создают новую организацию, означает непрямое признание: да, ЕНД всегда было прежде всего «партией Миши».

Люди, которые в этом конфликте поставили на Саакашвили, совсем не обязательно являются его фанатичными сторонниками, искренне считающими его критику святотатством (хотя таких тоже немало). Они исходят из реальности грузинской политической культуры: нравится нам или нет, большинство рядовых избирателей голосует за лидеров, а не за партии. Простой народ не может представить себе «Национальное движение» без Саакашвили точно так же, как «Грузинская мечта» не имеет смысла без Бидзины Иванишвили. Если не идешь за одним, значит, надо поддерживать другого.

Парадоксально, что сам неудавшийся проект превращения «Национального движения» в партию европейского типа, которая больше не зависит от одного человека, основывался на доброй воле самого этого человека, Михаила Саакашвили. Все понимали, что большая (если на бóльшая) часть сторонников партии отождествляла ее с «Мишей». По идее национал-либералов, Саакашвили должен был остаться символическим лидером, но перестал быть лицом, принимающим основные решения.

Сейчас, задним числом, этот проект выглядит наивным. Почему это Саакашвили вдруг согласился бы на отказ от контроля над созданной им партией? Раскол означает его победу: его верные сторонники остались, второй половине пришлось уйти. При этом он проявил свойственный ему политический инстинкт, представив конфликт в максимально выигрышном для него свете: как борьбу оторвавшейся от масс кабинетной элиты против простого народа, который любит Мишу. Технология похожа на то, как Дональд Трамп недавно отобрал Республиканскую партию у ее традиционного руководства. Саакашвили сделать то же самое оказалось гораздо проще. Логично спросить: на что надеялись национал-либералы, когда старались представить партию как нечто большее, чем просто политический инструмент Саакашвили?

На самом деле, все не так просто. У Саакашвили был прямой интерес отойти от текущих дел партии, оставшись ее символическим «лицом». Да, теперь он вернул контроль над партией, но что дальше? В обозримом будущем он не сможет возвратиться на родину; более того, он сделал свой выбор, став украинским политиком и приняв гражданство Украины, что автоматически означает потерю гражданства Грузии. Насколько рационально строить политическую карьеру в двух странах одновременно? Это сложно практически и неправильно по сути.

Контроль над партией имеет смысл, если она будет иметь шансы на успех. Но если освободившиеся от балласта «кабинетных либералов» обновленные «националы» не смогут в ближайшие два-три года ничего конкретного достичь, что в существующей ситуации вполне вероятно, зачем с ней ассоциироваться? Не лучше ли было оставить тбилисскому руководству партии бремя ответственности за ее действия, при этом сохранив ее как плацдарм для лучших времен?

Теперь все это – история. Время покажет, насколько прозорливым был выбор Саакашвили и смогут ли отколовшиеся национал-либералы создать действенную политическую организацию. Пока Грузия будет продолжать жить без настоящих политических партий.

Гиа Нодиа
22 января 2017 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *