ВЕТО!

Вето

Вето

«Вы можете сделать естественное заключение, каким будет мое решение о законе в связи с выделением наблюдательской функции из Национального банка»- нетрудно догадаться, на что намекает президент Грузии — вето, очевидно, неминуемо!

Парламент Грузии решил отобрать у Национального банка функцию надзора, и исполнил это — сначала предполагали, что часть большинства не поддержит этот законопроект, однако прогноз не оправдался, и закон уже принят, но пока не заработал — страницы скоро лягут на рабочий стол президента Маргвелашвили, и останется подписать их.
Было бы наивно думать, что Маргвелашвили не подпишет проект, однако не менее наивны раздумья о том, преодолеет парламентское большинство вето или нет — у правящей коалиции достаточно сил и непоколебимой воли, чтобы пронести закон точно в той редакции, в какой он был изначально разработан.
В чем главный недостаток этого закона? Для подавляющего большинства специалистов все еще является проблемой то, что четыре крупнейших финансовых института, Всемирный банк, Европейский банк развития и реконструкции, Азиатский банк развития, и Международный валютный фонд отклонили его, и попросили председателя парламента и премьер-министра воздержатся от его принятия.
Однако главной проблемой является не открытое и суровое письмо четверки, а нарушение повестки дня Ассоциации. Еще в 2014 году, когда окончательно был оформлен договор Ассоциации с Евросоюзом, была разработана некая дорожная карта, которой должна была руководствоваться Грузия. Между тем, согласно этой повестке дня следует укрепить независимость Национального банка. Согласие на тему, что данный закон не усиливает, а ослабляет Национальный банк, в принципе существует.
Почва для устойчивости НБ была заложена ровно 20 лет назад, в 1995 году. Банк усилился наряду с введением суррогата национальной валюты –лари. Его первый президент, ныне министр инфраструктуры Грузии Нодар Джавахишвили справедливо гордился, что в устойчивости банка, как институции, был и его большой вклад.

За укреплением Национального банка естественно последовало усиление частных коммерческих банков. Несмотря на то, что в грузинском обществе восприятие частных банков все еще ненадлежащее, никто не может отрицать, что они являются сильными и стабильными.
Проценты высокие… Банки «разбойники»… Обдирают население — вы часто услышите это не только в перифериях, но и даже в столице Грузии Тбилиси, но с другой стороны раздаются и такие оценки: «деньги нужны всем, и банки, разумеется, не хуже чем ростовщики».
Собственно причиной высоких процентов является то, что деньги, как продукт, дорого покупают. В то же время кредитная политика частных коммерческих банков изменчивая, если раньше, примерно 5-7 лет назад , 36% были обычным «явлением», сейчас процентная ставка того же банковского продукта составляет 14-18%.
По мнению сторонников власти, если отобрать у НБ функцию надзора, это нисколько не навредит частным банкам, и не ослабит Национальный банк. В то же время, собственно факт вывода одной из служб Национального банка за пределы банка уже о многом говорит.
Это, в действительности, шаг не против Национального банка, а его президента Кадагидзе,- говорит Леван Суаридзе, мелкий предприниматель, который не особо хорошо разбирается в деталях. По его же словам, правительство обвиняет Кадагидзе в обесценивании национальной валюты лари, и именно из него делает козла отпущения.

«Так что сразу начинать реформу с самой эффективной части в этом секторе уже сам по себе порождает вопросы. Вдобавок еще одна деталь: если мы решили, что осуществляем реформу именно эффективно функционирующего банковского сектора, то с какой тенденцией делаем это? Тенденция осуществления реформы противоречит тенденциям, существующим в Европе. В Европе вся банковская система находится под Центральным банком Европы»- президент Маргвелашвили тоже указывает на то, что подобная реформа является недопустимой и беспрецедентной.

По его же словам: «Мои вопросы остаются абсолютно без ответа».
Почему?
Кто должен ответить на вопросы главнокомандующего, или гражданского общества? По правилам, разумеется, законодатель и правительство, которое в данном случае (как и в других случаях) единое с парламентским большинством.

«Я не хочу выходить за формальные рамки, поскольку последняя версия законопроекта пока еще не поступила в администрацию президента»- говорит Георгий Маргвелашвили.

Документ скоро будет лежать на столе!
Вето, который наложит президент на закон, вероятно, все равно будет преодолен!
Вопрос — ослабнет Национальный банк или нет, и вместе с ним и коммерческие банки, остается без ответа.
Нет ответа и на другой вопрос — нарушается или нет повестка дня договора Ассоциации с Евросоюзом!

Georgian Review

Ираклий Таблиашвили

26 июня 2015 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *