Коронавирус как люди теряют работу, деньги и крышу над головой. Четыре истории

Как люди теряют работу, деньги и крышу над головой

Жизнь на планете замирает: миллиарды людей вынужденно прячутся по домам. Для многих это означает потерю дохода, а расходы никто не отменял: счета, аренда, голод и кредиты не уходят на карантин. Надвигающийся кризис грозит миру всплеском бедности.

Власти всех стран задумались, как этого избежать. Одни поддерживают банки и бизнес: Великобритания, например, сулит им ссуды под госгарантии. Другие — людей, потерявших работу, или все население разом. США обещают по 1000 долларов каждому американцу, Гонконг уже выделил по 1300 долларов 7 миллионам жителей.

Каждое правительство норовит выписать свой рецепт, но мало кто успел перейти от обсуждений и обещаний к раздаче дотаций. Тем временем люди теряют не только привычный комфорт, но и близких, работу, доход и крышу над головой. Русская служба Би-би-си поговорила с некоторыми из тех, кого уже коснулся набирающий обороты кризис.

Из актеров в массажисты

Актриса Петра Схованкова из Брно еще надеется, что запланированная на май репетиция нового спектакля состоится. А пока она ищет подработки: учительницей чешского по скайпу или нянечкой.

«Я уже потеряла деньги за спектакли для школьников на английском языке. Это был один из моих главных источников дохода, — рассказывает Петра. — Встала на учет в качестве безработной, и конечно, стала экономить».

«Пока никто не просил присмотреть за детьми, и я не знаю, попросят ли — из-за карантина. На мой пост в соцсетях про уроки чешского откликнулся один иностранец», — продолжает она.

Коллеги Петры по актерскому цеху один за другим оказываются в аналогичной ситуации: «Каждый решает проблемы по-своему. Один коллега прошел курсы массажиста и теперь надеется заработать этим».

Дорогой вирус

В салоне красоты у Трэвиса Поттера народу в последнее время поубавилось. Американцы, особенно те, что постарше, по совету властей пережидают эпидемию дома и один за другим отказываются от стрижки, рассказывает парикмахер из Кентукки.

Парикмахер в Лиссабоне
Португальские парикмахеры уже напоминают хирургов. А в соседних странах салоны красоты вовсе закрыты

Больше всего Трэвис опасается затяжного карантина. И Дональда Трампа. Он клянет президента непечатными словами за медлительность и боится, что эпидемия выйдет из-под контроля. Тогда жизнь остановится надолго.

«Сидим и ждем, когда нас всех закроют, — говорит он. — Парикмахеры в группе риска, к нам кто только не приходит. У меня два клиента вернулись недавно: один из Италии, другая из круиза».

«Парикмахеры — индивидуальные предприниматели, нам не положено никакого пособия по безработице. А что если кто-нибудь еще и заболеет? Со страховкой тут дела обстоят вообще из рук вон плохо», — сетует он.

В США нет общедоступной государственной системы здравоохранения, а частная страховая медицина доступна только работающим и пожилым, причем страховка покрывает лишь часть расходов, и даже с ней средний американец тратит тысячи долларов на медобслуживание в год.

«У меня нет страховки, поскольку я не попадаю ни в одну из льготных категорий, а если я куплю ее сам, мне придется выложить 5-10 тысяч долларов в год, прежде чем они начнут меня лечить бесплатно», — говорит Трэвис.

Власти США пообещали компенсировать часть расходов заболевшим Covid-19, однако помощь положена только тем, у кого есть страховка.

«Тут у нас в Кентукки бесплатных анализов нет. А я слышал, за тест на коронавирус берут чуть ли не тысячу долларов», — беспокоится брадобрей.

Одна дома с детьми

Услугами Трэвиса не прочь воспользоваться Натали, но она заперта с двумя детьми дома по другую сторону Атлантики. Француженке непросто дается навязанная президентским распоряжением изоляция.

«Парикмахерские закрыты. Мне кажется, я становлюсь страшилой», — шутит она.

Французская система социальной защиты даст фору большинству стран. Натали работает на большую косметическую компанию, ей сохранили зарплату, и до конца марта она числится «технически безработной». Государство обещает помочь и бизнесу, и людям — например, оплачивает 15 дней вынужденного отпуска по уходу за детьми, пока школы закрыты.

Но Натали не спешит радоваться.

«Я боюсь одного: если я заболею, как дети останутся тут одни без меня?» — говорит она.

Старушка в маске идет по парижской улице
Старикам здесь не место: коронавирус и одиночество убивают старшее поколение

Одиночество и беззащитность в дни карантина ощущаются особенно остро. Большинство соседей Натали по многоквартирному дому на окраине Бордо — люди преклонного возраста, многие давно одиноки. Она не может навестить их из-за карантина, но старается поддержать, звонит по телефону, предлагает помощь, интересуется, как дела.

«Плохо у них дела, им очень грустно и тревожно», — вот что она вынесла из разговоров с соседями.

Стариков просят не выходить из дома. Другим можно — но только по строго ограниченным поводам. За этим следит полиция, если что — штрафуют. На днях Натали сходила в магазин, но одна не решилась, взяла с собой 16-летнего сына.

Французы берут супермаркеты штурмом и несут ежедневные потери. Хроники гонок на тележках и битв за туалетную бумагу наполняют эфир и соцсети. Продавцы не узнают покупателей: самообладание, такт и чувство меры улетучились буквально за несколько дней.

Поэтому вылазка в магазин для запертых французов — не развлечение, а вынужденное, тяжелое и опасное предприятие. И домашняя кухня быстро набивает оскомину, не говоря уже о том, что отнимает довольно времени, особенно если в доме дети.

«Умереть с голоду я не боюсь. Но макароны я потом еще долго есть не буду», — говорит Натали.

Пусть ей повезло больше, чем тем, кто лишился работы из-за карантина, часть доходов она все равно потеряла. О полугодовой премии можно забыть. К тому же компания временно не оплачивает обеды, а это около 15% ее оклада. Льготная школьная столовая закрыта, и питание детей легло на семейный бюджет. Дыра в нем растет с каждым днем.

Единственное, что не уменьшается — счета. Ипотека, налоги, коммунальные услуги.

Натали очень надеется, что карантин будет недолгим, но боится, что последствия окажутся серьезными в любом случае. Ее компания продает товары далеко не первой необходимости, и наверняка продажи упадут. И в целом экономика просядет, а люди станут беднее.

Переехать к родителям и начать с нуля

Первой в кризисе оказалась туристическая отрасль, в которой не повезло работать Ричарду.

«Я продавал горнолыжные туры в Лондоне. В четверг меня уволили, потому что все курорты закрылись», — рассказывает он.

Лыжник в полёте
Коронавирус поставил крест на горнолыжном сезоне в Европе на месяц раньше обычного

Коронавирус угрожает лишить сферу туризма 50 млн рабочих мест. А с ней связан весь рабочий опыт Ричарда, и теперь он боится, что ему придется начинать с нуля.

Обещание властей поддержать бизнес госгарантиями по банковским кредитам не успокаивает его. Банки заработают комиссию, компании удержатся на плаву, но это не удержит их от сокращения расходов.

«Даже если мое бывшее турагентство получит кредит, вряд ли меня возьмут обратно. Продавать особо нечего, рынок мертвый», — говорит он.

«Лучше бы правительство поддержало людей напрямую. Я не одну тысячу фунтов налогов и социальных сборов заплатил за свою карьеру. А пока подал на пособие, ищу работу и переехал к родственникам, чтобы хоть немного сэкономить», — добавляет безработный Ричард.

19 марта 2020 год

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *