«Я – яркий пример работы российской пропаганды» «

Российская пропаганда

«После всего того, что со мной произошло, я сказала себе: самую большую пользу я принесу своей стране, рассказывая правду». Хрупкая женщина, пережившая плен и пытки в родном Донбассе, сидит в зале одного из фешенебельных отелей Тбилиси. На дискуссии, организованной IWPR, Ирина Довгань рассказывает свою историю. Историю, которая разрывает сердца людей и заставляет слушателей плакать. При этом, и Ирина сама просит прощения, когда не может справиться с переживаниями от нахлынувших воспоминаний.

«Я вдруг превратилась в помощницу фашистов»

Ирина Довгань работала косметологом в небольшом городе Ясиноватая под Донецком. К 53-м годам она смогла открыть собственный косметологический кабинет, посторить с мужем дом и воспитать детей. В родном городе, где прктически все друг друга знали, Ирина много общалась со своими клиентами. Но к апрелю 2014 года бытовые и женские темы бесед уступили место политическим.

«Люди действительно верили в то, что говорили по российским телеканалам. Верили, что, если мы перейдем к России, у нас будет больше зарплата и пенсия, что мы будем жить лучше. Я приводила им такой пример: а что, если завтра ты поругаешься с мужем и уйдешь от него к соседке по лестничной клетке? Пусть даже у вас дружеские отношения. Сколько она будет терепеть тебя у себя дома? Два дня, три, ну максимум четеры. И тут – так же. Многие понимали и меняли свое мнение, а кто-то оставался при своем».

Когда на Востоке Украины началась война, Ирина старалась всячески помогать армии. Собирала пожертвования, возила продукты, медикаменты и одежду, сотрудничала с украинскими волонтерами. Чтобы отчитаться о пожертвованиях, иногда приходилось делать фотографии на планшет. А чтобы не хранить эти снимки дома, через знакомого решила передать планшет мужу, который на тот момент находился в Мариуполе.

«Видимо, наш знакомый показал этот планшет военным [Донбасса]. Уже позже я узнала, что он сотрудничал с батальоном «Восток». После этого ко мне домой ворвалось десять боевиков, завязали мне глаза и повезли на свою базу. Из обычной женщины, которую все знали в городе, я вдруг превратилась в помощницу фашистов, наводчицу и корректировщицу. Я была ярким примером работы российской пропаганды».

«Легкая смерть мне казалась желанной»

Во время допросов началось самое сложное испытание для Ирины. Ее спустили в подвал, пристегнули к трубе радиатора и допрашивали в течении пяти дней практически без еды и воды, переодически избивая. Ирину Довгань обвиняли в том, что она была наводчицей украинской армии, которая прикрепляла специальные маячки на жилые дома и школы с детьми.

«Меня пытали жители соседней страны и представители кавказкой национальности, а не жители Донецка. Некоторые из них называли себя «Аланы Путина». Били спереди, сзади, в грудь и лицо, стреляли под ухом… Пытались выяснить, кто давал деньги украинской армии и сколько. Спрашивали, почему я помогала не им, а украинцам. На что я ответила, что у меня украинский паспорт. Мне сказали, что именно поэтому меня и убьют».

Ирине угрожали изнасилованием и убийством, требовали денег от мужа. Через пять дней угроз и пыток ее привели на городскую площадь, поставили у столба, обернули в украинский флаг и прикрепили к ней табличку с надписью: «Она убивает наших детей. Агент карателей». Толпа вокруг Ирины кричала нецензурные слова в ее адрес. Люди плевале в лицо, пинали ногами и били палками.

«В этот момент я стояла и ожидала смерти через изнасилование. Легкая смерть казалась мне тогда желанной. Я молила, чтобы меня просто застрелили. И просила прощения у мужа и детей, что я их так подвела».

«Фотография спасла мне жизнь»

Ирина простояла на площади у столба около трех часов.

«Иногда меня фотографировали, делали фотографии со мной. Под конец я увидела двух человек – они тоже фотографировали. Но они выглядели адекватно, не так, как другие. На следующий день фотография журналиста Маурисио Лима оказалась в New York Times. Это спасло мне жизнь».

После этого иностранные журналисты связались с командиром батальона «Восток» Александром Ходаковским. Он якобы не знал, что Ирина удерживается на его же базе. Ходаковский сразу же объявил о том, что женщина ни в чем не виновата, и отпустил ее вместе с журналистами, даже вернув ей ключи от машины.

«Британский и французский журналисты отвели меня в гостиницу. Все время там я находилась в прострации. Я сидела и плакала. Но плакала потому что не знала, существует ли еще Украина».

«Я донесу до мира, кто настоящий агрессор»

Из Донецка Ирина отправилась в Мариуполь, где находился ее муж, а затем они вместе переехали в Киев. Забрать с собой из родного города семья смогла только две машины. Дом полностью обчистили; сейчас там живут другие люди. В Киеве пришлось начинать все с нуля. Ирина снова открыла свой косметологический кабинет, устроилась на две работы. Она по-прежнему помогает украинской армии и беженцам из Донбасса.

«Когда в 53 года ты теряешь 80% нажитого… это не каждый может пережить. Помогать армии – это моя психологическая реабилитация. Возможность восстанивить себя прежнюю и не сломаться».

За свою деятельность Ирина Довгань получила волонтерскую награду «Евромайдан SOS» и стала обладательницей титула «Народный герой Украины». Женщина убеждена: лучше сделать немного, чем совсем ничего. И верит: если каждый человек будет что-то делать, то рано или поздно получится результат, которого ждет гражданское общество.

Сегодня дело о пленении и пытках Ирины находится Международном суде в Гааге и в Европейском суде по правам человека. Помимо этого, женщина участвует в различных конференциях по всему миру, где честно и подробно рассказывает весь ужас, который ей пришлось пережить.

«Люди, оказавшиеся в плену, вынуждены начинать новую жизнь в новом месте, без средств к существованию и без поддержки. Вначале ими интересуются журналисты, волонтеры, власти, но в какой-то момент все о них забывают. Я очень благодарна, что когда это произошло со мной, рядом были люди, поддерживающие меня. Поэтому сегодня я стараюсь поддержать других. Мое главное участие в том, чтобы делиться с ними, как я переживала эти трудности. И я пообещала себе, что донесу до всего мира, кто настоящий агрессор».

19 декабря 2019 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *