Китай осваивает Южный Кавказ

Китай осваивает

Тема Южного Кавказа часто поднимается в более широком контексте проблем международной безопасности в Черноморском регионе и на Большом Ближнем Востоке. Тем не менее значительное количество конфликтов, различия в отношениях с соседними державами и отсутствие региональной интеграции делают невозможным восприятие региона исключительно как пространства для косвенного противостояния между Россией и Западом, особенно сейчас, когда появляются новые игроки, например, Китай, который все активнее взаимодействует с регионом.

Как отмечает Московский центр Карнеги в материале Belt and Road and Beyond: China Makes Inroads Into South Caucasus, увеличение масштабов сотрудничества Китая с Южным Кавказом в последние годы превращает Пекин в одну из сил влияния в регионе. Армению, Азербайджан и Грузию нельзя назвать приоритетными направлениями внешней политики Китая. Они не имеют границ с КНР, и их экономическое сотрудничество пока не столь велико, хотя и развивается быстрыми темпами. Однако Южный Кавказ представляет интерес для Пекина в рамках глобальной стратегии Китая в области транспортной инфраструктуры и инвестиций, в связи с чем и был инициирован майский визит министра иностранных дел Китая Ван И во все три страны.

В 2015 году Китай подписал с Грузией, Арменией и Азербайджаном ряд документов, касающихся их участия в инициативе ”Экономический пояс Шелкового пути”. В 2017 году Китай и Грузия подписали соглашение о свободной торговле: первое в своем роде на всем постсоветском пространстве. Цель сделки — развитие двусторонней торговли, которая уже выросла почти в 80 раз с 2002 по 2015 годы. В настоящее время поток товаров из Китая в Грузию, конечно, намного больше, чем в противоположном направлении, но Грузия также удалось увеличить свой экспорт на китайский рынок. Начав практически с нуля десять лет назад, Китай сейчас входит в десятку ведущих экспортных партнеров страны, на долю которого в 2018 году пришлось более 5% грузинского экспорта.

Китай также уделяет пристальное внимание Азербайджану, на который приходится более 40% общего товарооборота Китая с регионом. Китайская государственная компания CTIEC Group участвовала в строительстве крупного цементного завода Norm в Баку, Пекин также заинтересован в создании новой железной дороги ”Баку-Тбилиси-Ахалкалаки-Карс” для доступа в Европу. Однако пока, несмотря на отдельные заявления местных политиков и экспертов, Южный Кавказ не стал значительной транзитной территорией из Китая в Европу. Многое остается на уровне планов и деклараций, хотя это не означает, что ситуация не изменится.

Позиция Армении в отношении инфраструктурных программ не очень сильна: из четырех границ страны открыты только границы с Грузией и Ираном, поэтому Ереван не участвует во многих региональных логистических и энергетических проектах. Однако он по-прежнему представляет интерес для Пекина как связующее звено между Евразийским экономическим союзом и Тегераном. С точки зрения импорта Китай уже является вторым по величине партнером Армении после стратегического союзника, России.

Южный Кавказ важен для Китая не только по экономическим причинам. Вот уже несколько лет Пекин занимается проблемами радикального джихадизма в Синьцзян-Уйгурском автономном округе. За счет своего расположения рядом с Ближнем Востоком Кавказский регион играет важную роль в борьбе с этой угрозой. Ключевые фигуры террористической организации ИГИЛ (запрещена в РФ)) прибыли из Панкисского ущелья Грузии, и, по данным разведывательной службы ”Группа Суфан”, по состоянию на конец 2017 года 900 человек из Азербайджана и 200 граждан Грузии сотрудничали с ИГИЛ на Ближнем Востоке.

У стран Южного Кавказа свои причины для сотрудничества с Китаем. Для Грузии и Азербайджана, у которых есть отколовшиеся регионы, крайне важно, чтобы Китай последовательно отстаивал принципы территориальной целостности. Китай не заинтересован в решении вопросов, касающихся целостности других стран, поскольку у него есть собственные проблемы с Тайванем, Тибетом и Синьцзяном, и он, безусловно, против любого иностранного вмешательства.

Во время визита в Тбилиси в мае Ван сказал, что Китай уважает ”независимость, суверенитет и территориальную целостность Грузии”, которая давно потеряла контроль над двумя своими отколовшимися республиками — Абхазией и Южной Осетией. В ответ закавказские лидеры также готовы продемонстрировать солидарность с Пекином. Президент Азербайджана Ильхам Алиев сказал: ”Что касается вопроса Тайваня, то наша страна выступает за единый Китай. Эта позиция не изменится”.

Однако ситуация не совсем черно-белая. Если у Баку, избравшего позицию равного удаления от мировых центров силы, есть возможность для маневра в отношениях с Пекином, то сближение Тбилиси с Китаем регулярно становится предметом критики со стороны Запада. Например, визит Вана в Грузию вызвал гнев в США. Через месяц после визита на то время премьер-министр Грузии Мамука Бахтадзе был раскритикован в Вашингтоне  государственным секретарем Майком Помпео из-за экономических планов Грузии с Китаем. Американский чиновник назвал Китай и Россию ”ложными друзьями, которым нет дела до Грузии”, хотя Тбилиси, несмотря на заявленное намерение вступить в НАТО и ЕС, остается единственным государством на Южном Кавказе, подписавшим соглашение о свободной торговле с Пекином.

У Армении различные цели в отношении Китая. Столкнувшись с отсутствием региональной интеграции и будучи зависимым от динамики российско-грузинских отношений, при этом не имея границы со своим союзником, Россией, Ереван стремится расширять международные связи по всем направлениям.

Для всех трех стран Китай играет роль альтернативы России и Западу. Тбилиси, Ереван и Баку устали от вечной ссоры между Москвой, Вашингтоном и Брюсселем на собственной территории. В этом отношении Пекин рассматривается как возможный противовес.

По мнению стран Южного Кавказа, с тех пор, как Запад вступил в конфронтацию с Россией, он утратил способность объективно поддерживать территориальную целостность региона. За последние два десятилетия Россия и Запад по очереди изменяли свою приверженность принципам статус-кво и ревизионизма, поддержке национального самоопределения и единства государств. С другой стороны, Китай продемонстрировал последовательность внешней политики, независимо от того, что происходило в Косово, Абхазии и Крыму.

Для малых государств правила игры в международных отношениях чрезвычайно важны, в отличие от крупных держав, которые могут позволить себе импровизировать. Для Южного Кавказа это выражается в прагматическом подходе к внешней политике: поэтому Грузия подписывает соглашение о свободной торговле с Пекином, будучи полна решимости вступить в НАТО.

Сейчас рано говорить о Пекине как о главном игроке в регионе. По словам эксперта по Азии, Станислава Тарасова, Китай проводит тщательную ”дипломатическую разведку в Закавказье” на основе экономических отношений со странами. У Пекина нет никаких шансов на участие в разрешении этнополитических конфликтов. По мнению Китая, ”Россия может сыграть позитивную роль в регионе за счет своего влияния. Так что проблемы между Россией и Грузией должны решаться только этими двумя государствами; Китай не будет вмешиваться в их дела”.

Во времена, когда спрос на диверсифицированную внешнюю политику на Южном Кавказе очевиден, Пекин строит политические рамки, привлекательные для стран региона. Кроме того, нежелание Китая вмешиваться во внутренние проблемы государств делает его желанным партнером для всех.

7 ноября 2019 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *