Дело Сафарова — прецедент с элементами нетерпимости

«Грузия — не место для ненависти!», «Нет ненависти, нет расизму, нет ксенофобии!». Среди всех этих лозунгов особенно выделяется один. Но он написан не на бумаге. Он — в заплаканных глазах матери, у которой убили сына. Она — одна из участниц акции у здания Тбилисского городского суда.

«Наказание должно быть показательным, чтобы другие не смели поднимать руку из-за национальной принадлежности. Грузия всегда была многонациональной страной», — говорит мама убитого правозащитника Виталия Сафарова.

В какой-то момент из здания суда выходит женщина в возрасте. Она взволнованно кричит собравшимся манифестантам: «Какая ксенофобия?! Вы не знаете, что это такое! Вы не должны тут стоять!». Но никто не реагирует.

Прецедент с элементами нетерпимости

К залу заседаний №14 сложно подобраться. Проход заполнен. Мест всего на 35 человек. Собравшиеся недовольны.

«Мама, прекрати плакать!»

«Обещали же большой зал!», — слышно негодование в толпе. Людей так много, через них сложно протиснуться другим постелям суда. Охрана теряет терпение. «Если не отойдете, применю силу!», — уже в третий раз повторяет охранник. Громко и агрессивно.

В зале суда очень тесно, люди делят сиденья друг с другом. Стоять запрещено. В зал вводят двоих фигурантов дела. Подсудимый Г. С. садится рядом с адвокатами, А. К. — в стеклянный «аквариум». Последнего рассмотреть сложно, его со всех сторон своими спинами прикрывают конвоиры.

Первого легко разглядеть — молодой парень, побрит налысо, на затылке — татуировка большого паука.

«Встать, суд идет!», — сказал громко человек в мантии, которому предстоит вынести вердикт по делу Сафарова.

25-летнего правозащитника убили в сентябре 2018 года в центре Тбилиси. В деле два фигуранта: Г. С. 1995 года рождения (обвинялся в недонесении о преступлении), и А. К. 1998 года рождения (его обвиняли в умышленном убийстве). Прокуратура, впрочем, учла требования НПО и переквалифицировала обвинение с умышленного убийства на убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах – вследствие расовой, религиозной, национальной или этнической нетерпимости.

Сафаров работал в «Центре включенности и развития». Он активно участвовал в организации молодежных лагерей и других проектах, направленных на укрепление толерантности и против расизма, ксенофобии и дискриминации.

Адвокаты причастность своих подзащитных к неонацистским группировкам отрицают. Но по словам правозащитников, стоит изучить их страницы в социальных сетях, чтобы убедиться в обратном.

Коллеги Сафарова, которым не удалось пробраться в зал заседаний, утверждают, что во дворе видели группу подозрительных молодых ребят. На одном из них была куртка с надписью на спине Georgian Army.

Через два месяца срок пребывания под стражей подсудимых истекает. Адвокат предлагает отпустить своих подзащитных под залог. Однако суд оставил меру пресечения прежней.

За ходом слушания в зале следит Юрий Джибладзе. Он — президент правозащитной организации «Центр развития демократии и прав человека» и входит в группу независимых наблюдателей.

«И у стороны обвинения, и у стороны защиты были возможности свободно высказывать все свои позиции. Судья их выслушивал. Видно, что прокуратура серьезно поработала за это время».

Его опасения касаются сроков судебного разбирательства: на проведение экспертизы и допрос всех свидетелей остается два месяца.

«Впервые в Грузии рассматривается дело об убийстве на основе национальной ненависти. Это будет непросто», — добавляет Джибладзе.

Вызовом грузинскому правосудию считает дело Сафарова и адвокат Эка Кобесашвили.

«Это беспрецедентное дело. У суда нет опыта в таких делах. Посмотрим, как хорошо они справятся с этим делом».

Напряженность в зале заседаний не спадала все два часа. Судья ударил молотком по столу и объявил о возобновлении слушаний 24 апреля.

17 апреля 2019 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *