Нино Замбахидзе: «Фермерство должно стать престижным»

Нино Замбахидзе

Нино Замбахидзе – фермер из Грузии, которая говорила с Дональдом Трампом и его дочерью Иванкой в Овальном кабинете. 11 лет назад девушка из Тбилиси переехала в деревню и начала свой бизнес. Сегодня она – пример для подражания для многих женщин в грузинских регионах.

— Ваш визит в Белый дом и ваша речь вызвали в обществе неоднозначную реакцию. Как думаете, почему было много негатива?

— У меня нет ответа. В основном, обсуждали мою внешность: какая я страшная или как я одета или какой загар… Возмущались, как я посмела благодарить Трампа. Какое право я имела говорить от лица Грузии. Я думаю, что люди не поняли, насколько стратегически важно было донести грузинский голос до Америки. Не важно, кто бы был на моем месте.

Дональд Трамп, Майк Помпео и другие политики были настолько позитивно настроены к Грузии, что акцентировать внимание на моей одежде было глупо. Я не отвечаю за то, какой родилась. Плюс ко всему — в нашей стране сложно еще и с пониманием смысла. Многие писали, мол, зачем ей дали 50 миллионов долларов. Не понимали того, что не я получаю эту сумму.

20% нашей территории оккупированы. Америка является нашим стратегическим партнером, для нас она важна. Я считаю, что люди должны обратить внимание на это, а не обсуждать меня.

— Негативные комментарии повлияли как-то на вас?

— Нет. Я просто не поленилась и ответила на каждый. Считаю, если человек не понимает чего-то, то твое гражданская обязанность — объяснить и показать. Кто-то написал, что я страшная и позорю грузинских женщин, ибо в стране есть более красивые грузинки. За это в ответе мои родители, я не виновата. После этого изменился нарратив и даже принесли мне извинения. Меня это делает сильнее. Это хорошее дело для страны. Если один из десяти сможет поменять мнение, вокруг все изменится в лучшую сторону и каждый постарается разделить успех другого человека.

Но подчеркну, что это не было моим успехом, это был успех нашей страны. Мировая история не помнит случая, когда производитель, бенефициар проекта попал бы в Овальный кабинет. Нужен огромный лоббизм, чтобы встретится с людьми такого ранга. Ни президенту, ни премьеру не выпадает такой возможности. А мне, человеку вне политики и власти, удалось поговорить о важности грузино-американских отношений с самым могучим человеком.

— Ваша фраза о том, что вы не видели будущего женщин в Грузии, стала, наверное, самым большим предметом критики. Как вы сейчас смотрите на будущее женщин?

— Все говорят: у нас же была царица Тамар. Была, но после этого мы испытали серьезный кризис. Когда я сказала, что у женщин не было будущего, то опиралась на конкретный пример. В 2007 году, когда я решила заняться сельским хозяйством, попросила в банке кредит. Мне отказали, потому что я — женщина. Сказали, что поручителем должен быть мужчина. В это время я была разведена и посчитала, что у меня фактически нет будущего. Переломным моментом стала помощь Фонда. Я получила грант и стала привлекательна для банка. Вот почему я сказала то, что сказала.

Сейчас ситуация лучше, но система радикально не изменилась. До сих пор существуют стереотипы о женской и мужской профессиях, особенно в регионах. Когда я стала фермером и после — председателем Ассоциации фермеров Грузии, то для общества я стала совсем неприемлемой. Ожидали мужчину.

Америка вкладывает миллионы в развитие сельского хозяйства и образования. Я увидела, как с помощью американского общества такая возможность выпала и мне, одной простой женщине. И это поменяло будущее тысячи женщин. Сейчас уже есть донорские, государственные проекты, профессиональное обучение, улучшается законодательство, женщины занимают руководящие должности, президент, в конце концов, женщина. Ситуация лучше, но не образцовая.

25 февраля 2019 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *