Абхазский майдан начинается с театра

Абхазский театр

Абхазский театр

Ситуация в сепаратистской Абхазии достигла критической отметки. Молодое поколение абхазов лишено оккупантами и сепаратистской властью будущего, это оно осознает и от отчаяния готово на любые действия.
Последней каплей переполнившей чашу терпения абхазской молодежи стал так называемый «театральный скандал».

Дело в том, что верхушкой сепаратистов, состоящей из функционеров времен войны 1992-1993 г., а также нажившихся на грабеже имущества убитых и изгнанных грузин боевиков и мародеров, размаривающих Абхазию как свой «военный трофей» молодежи фактически перекрыты все пути для самореализации. «Герои войны» делят между собой российскую помощь, вместе с верхушкой армянской общины подмяли под себя все сферы бизнеса. Молодое поколение абхазов обречено на безработицу, оно в отчаянии спивается и губит себя наркотиками.

И вот группе молодых абхазов катим-то чудом, удалось своими трудами попытаться «найти место в жизни», чтобы не воровать, не грабить, не торговать наркотиками – а как-то зарабатывать на жизнь честно, своими талантами и трудом.

В августе 2014 года был создан Абхазский молодежный театр. Молодые актеры, выпускники актерского отделения Абхазского госуниверситета сформировали новую труппу, которая получила регистрацию сепаратистских властей в качестве отдельного Молодежного театра в Министерстве культуры.

Им дали статус, но с одной оговоркой – своей сцены не будет. Для репетиций предоставили небольшое помещение культурного центра. А для спектаклей выделили один день в неделю — четверг — на сцене Драматического театра.

В этом вся политика сепаратистов. Для своих – все. А для «не своих» в лучшем случае возможность пользоваться «объедками со стола», которых в определенный момент могут просто не дать.

И вот наступил очередной четверг — 15 ноября 2018 года. Молодежный театр планировал показать спектакль «Требуется лжец». Но Драматический театр на этот раз назначил на этот день свой спектакль, под названием «Пешком». И молодежную труппу вообще не впустили в театр. А во избежание попытки войти силой, пригласили наблюдать за порядком полицию.

Для молодых абхазов все стало ясно. Они в своей «независимом» стране – чужие. Те, кто мародёрски захватил Абхазию и все, что было на ее территории во время войны 1992-1993 г. «делиться» захваченным, не намерены даже с молодым поколением своего же народа, если конечно это не их родственники.

Молодым абхазом представлено «почетное право» подыхать на своей земле от голода, видеть измученных жен и голодных детей, самоубийственно «забываться» с помощью наркотиков. Но при этом сепаратистский режим заставляет их славить «героев» — мародеров и терпеть их произвол.

Ведь не только здание театра не дают молодым абхазам. Молодые абхазские семьи ютятся без жилья, тогда как мародеры — «герои войны» имеют по несколько «трофейных» грузинских домов и квартир. Они разрушаются и приходят в негодность, но просто так они никогда захваченное жилье не уступят.

Мародеры если и сдают «трофейные» грузинские квартиры в аренду, то за бешеные по абхазским меркам деньги, и их «не волнует», где молодые абхазы эти деньги заработают. Небольшая задержка оплаты – приходят «мордовороты» от новоявленных «собственников» и вышвыривают семьи с маленькими детьми из «трофейных» квартир. Слезы детей мародеров не трогают. Как не трогали их слезы грузинских детей, которых они беспощадно убивали в этих же квартирах вместе с родителями.

Сепаратистский режим все уши пожужжал «подвигами» мародеров в той войне, которую молодые абхазы просто не видели. Это уже вызывает у молодых абхазов раздражение. Тем более что они видят, что их сверстники по ту сторону Ингури имеют намного больше возможности реализовать себя в жизни, несмотря на то, что вроде бы «проиграли войну». И их отцы не захватывали чужого, а лишились своего.

В итоге в Сухуми начался своеобразный «театральный майдан». Сотни молодых абхазов, не имеющих к театральному искусству никакого отношения, пришли поддержать протест труппы Молодежного театра. Они понимают также как этих молодых абхазов вышвырнули на улицу, не дав возможности заниматься любимым делом – так и вышвырнут и их. Пока поколение мародеров не состарится и не передаст власть и бизнес своим «партнерам» – армянам и позарившимся на абхазскую недвижимость российским чиновникам. Но тогда молодые абхазы уже точно будут лишними у себя на земле.

В итоге на площади перед драматическим театром в Сухуми несколько дней проходят митинги. Актеры и сотрудники театра заявили, что их протест будет бессрочным, то есть до тех пор, пока проблема совместного использования сцены двумя театрами не решится. Но уже проблема не ограничивается тем, что Молодежный театр лишили сцены. Начинают звучать и политические лозунги о том, что нынешнее сепаратистское руководство «заворовалось» и должно уйти.

Понятно что «театральную» ситуацию сепаратистским властям пока можно «разрулить» (хотя у них может не хватить мозгов пойти на уступки молодежи – и дело может привести к серьезному политическому кризису). Но даже если этот «майдан» удастся «погасить» – будет другой, более серьезный повод – и вновь соберется «майдан».

Сепаратистская Абхазия напоминает бочку с порохом. Настолько тут обострились социальные, экономические и этнические противоречия.

Нельзя забывать, что де факто хозяевами на сепаратистской территории стала армянская община, подмявшая под себя всю экономику. И этим тоже недовольны молодые абхазы. Достаточно, малейшей «искры» чтобы вспыхнул пожар, на «тушение» которого нужно будет бросать не только оккупационный контингент, но и дополнительные силы российских силовиков.

Но тогда весь миф о «независимой Абхазии» рассыплется в прах: какая, же это «независимость» если порядки приходится устанавливать с привлечением силовых структур соседнего государства?

KavkazPlus

20 ноября 2018 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *