Презренная роль марионеток

Дорога в никуда...

Дорога в никуда...

Универсальный, хоть и чересчур затасканный принцип «разделяй и властвуй» вновь активно используется разоблаченными политиканами Северного Кавказа. Правда, потребителями этой теории в основном остались люди неграмотные — так как в век интернета трудно долго держать общественность в вакууме. Возведенная на однодневном эффекте ложь лопается, как мыльный пузырь – становится ясно и коварство рядового заказчика, и беспомощность корыстного исполнителя.

Более десяти лет деловые круги Северного Кавказа активно рассматривали вопрос строительства автомобильной трассы Сухуми-Черкесск, которая, кроме серьезного экономического эффекта, должна ускорить для народов этого региона процесс интеграции. Эта магистраль непосредственно связала бы северокавказцев со странами Черноморского бассейна.

По этому вопросу высказано много интересных мыслей и создано множество документов.

Неожиданно для всех 20 июля этого года глава абхазского режима Александр Анкваб, как «руководитель и гражданин», категорически исключил строительство данной дороги.

«Кодорское ущелье для нас – уникальный природный памятник. Большинство населения Абхазии наверное даже не знает каким сокровищем мы владеем. Еще в 2005-2006 годах мы с Сергеем Васильевичем Багапшем рассматривали вопрос о необходимости создания на этой территории большого национального парка-заповедника. Мы должны сохранить его в первозданном виде. Вот мое твердое убеждение», — заявил Анкваб.

Столь резкое изменение позиции по строительству этой транскавказской магистрали и, вместе с тем, извращение позиции Сергея Багапша вызвало удивление и протест среди северокавказцев. Которые сочли, что де-факто власти Абхазии поменяли не только свою позицию в вопросе строительства дороги, но и в целом отказались от продолжения и углубления отношений с кавказскими собратьями.

«Территория бывшего военного полигона, брошенных селений и пустующих пастбищ вдруг стала жемчужиной природного наследия Абхазии? Все помнят, что на протяжении семи лет идея строительства этой дороги была главной идеей Сергея Багапша. Покойный президент мечтал, что она позволит Абхазии стать транзитным регионом, даст толчок к строительству горнолыжных курортов, торговле, развитию морского порта, сократится путь к абхазскому побережью, а туристический бизнес больше не будет зависеть от капризов краснодарских пограничников. Еще Багапш мечтал, что дорога будет способствовать интеграции абхазов и северокавказских братьев – абазин и черкесов», — пишет черкесский журналист Мурат Гукемухов.

Кому следует верить обществу – Анквабу или Гукемухову? Кто заставил марионеточного «президента» так переменить позицию и столь похабно приписать покойному предшественнику несуществующие идеи?

Мурат Гукемухов приводит, на первый взгляд, оправдывающий позиции Александра Анкваба аргумент — однако не называет его авторов: «Абхазы опасаются экспансии и ассимиляции, в первую очередь, со стороны многочисленных братских народов. Это возможно в силу объективных, если угодно, арифметических причин: их просто больше, они активно создают вокруг себя стихию языка и в братской форме навязывают окружению свои нравы и обычаи. Чего не удалось грузинам и наверняка не удастся русским, смогут, например, кабардинцы — от них в обществе иммунитета нет».

Тут уже все становится очевидным. Якобы со стороны русских опасность ассимиляции не исходит — а самыми опасными после грузин являются кабардинцы. Нетрудно понять, откуда дует ветер или кто создает образ нового врага — кому на руку перессорить кавказские народы и кто создает вокруг Абхазии новую «китайскую стену»…

Очевидно, что нынешнее руководство России не допустит строительства любой дороги, которая не ведет к Москве – и не смирится ни с одним руководителем Абхазии или республик Северного Кавказа, который не последует проторенной Кремлем дорогой. Как это уже случилось с Сергеем Багапшем и что прекрасно известно Александру Анквабу. Заинтересованная общественность так же прекрасно понимает, кто и почему заставил его «поменять» отношение Багапша к строительству трассы Сухуми-Черкесск.

В конце прошлого века, когда в результате первой русско-чеченской войны Чечня истекала кровью и оказавшемуся в изоляции населению грозила гибель от голода, в Грозном нашли средства и скорыми темпами начали строительство дороги, которая через высокогорное грузинское село Шатили связала бы Чечню с черноморскими портами Батуми и Поти. Тогда чеченцы называли этот проект дорогой спасения и надежды. В ее прокладке активно участвовали все — от рядового гражданина до президента республики Аслана Масхадова, который лично контролировал и систематически посещал это строительство. Когда в тяжелейших условиях было проложено 110 километров и до границы с Грузией оставалось каких-то 9 км — строительство было прекращено под нажимом Москвы и эта дорога до сегодняшнего дня находится в том же состоянии. Непокорного чеченского президента Аслана Масхадова коварно убили, его останки до сих пор не переданы родственникам. Столь строгий приговор в Москве вынесли для устрашения всех остальных непокорных национальных лидеров.

Клуб экспертов
30 июля 2012 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *