Там, где не рулит Тагил и не рулит Стамбул…

Горная Аджариа

Горная Аджариа

Двух недель для того, чтоб самому ощутить Аджарию и тем более поделиться этими ощущениями — разумеется мало. Этот регион Грузии почему то у большинства все ещё ассоциируется только с черноморским побережьем. Горная Аджариа со своей непростой историей, удивительными людьми и перспективами туристического развития на мой взгляд, гораздо интересней и богаче на открытия. Долгое время это была советская приграничная к Турции зона, практически закрытая для посещения пришлыми людьми.

До 2006 года не было в горной Аджарии и меня, хотя с ощущением того, что живя в Грузии ты можешь быть несвободным в своих по ней передвиженияx, я помню в связи с другим, приграничным к аджарскому региону ахалцихскому району. Помню как в связи со смертью в Аспиндза прабабушки — пропуском на похороны у села Ацкури, в пограничном КПП, находящемся в десятках километров от турецкой границы, служила телеграмма с точным перечнем «приглашенных» родственников. Поверить в это сегодня очень сложно, особенно глядя на пляж в Сарпи, непонятно где и как сливающийся с турецкой территорией. Так или иначе — о Хуло, Шуахеви и Кеда я и мои сверстники знали очень мало. Максимум — что там живут «неправильные» грузины, которых часто пренебрежительно называли «татарами» в связи с их насильственным уходом в ислам около 300 лет тому назад.

О сути «аджарского магометанства» — бывшие пионеры, комсомольцы и коммунисты тем более не задумывались, занятые своим тяжким трудом перехода от научного коммунизма к православию. Занятые любимым делом наклеивания ярлыков и штампов на всякого рода «иных» — с подачи российских имперцев (18-20 века), им было проще обозвать своих аджарских соотечественников «татарами», чем попытаться если не практически, то хотя бы теоретически ознакомиться с их историей сохранения Грузии и грузинства, их опытом выживания под игом «единоверных братьев-мусульман», таким аналогичным и похожим на 200-летний опыт сохранения Грузии и грузинства под пятой православных «единоверных братьев».

В противном случае, их удивила бы причина, по которой князю Селиму Химшиашвили «единоверные» турки отрубили голову. Или по какой причине грузины-мусульмане у села Схалта отстреливались от османских «единоверцев», защищая в том числе и святыни своих православных предков. Даже весьма поверхностное ознакомление с историей аджарского региона последних 300 лет дает сделать однозначный вывод: уход в ислам аджарцев состоялся не в силу мирной проповеди Корана османскими имамами, убедившими вдруг в одночасье аджарских горцев в ошибочности избрания их предками христианского пути. Того кстати пути, который сначала тремя апостолами Христовыми — Андреем Первозванным, Симоном Кананитом и Матфием (Матата) — был начат именно с Аджарии, а затем тот же самый путь и с той же исходной точки повторила и просветительница Грузии Св. Равноапостольная Нино..

И второе — даже после насильственного обращения в ислам, первичным для этих людей было сохранение Грузии и грузинства. Борьба против отуречивания региона не прекращалась ни на минуту. «Грузинский след» был сохранен и на уровне обрядности вероисповедания. Ни один аджарец-мусульманин не прекращал выращивать виноград и встречать гостей грузинским вином. Или ставить крест при выпечке кукурузного хлеба-мчади. Или начинать строительство дома без обозначения креста в основании. Добившись насаждения веры — османы никак не могли отуречить этих грузин в дальнейшем, ни силой, ни уговорами…

Сравнивая между собой эти два периода сложного исторического пути различных регионов Грузии — под османским и православным «единоверным» игом, понимаешь что завоеватели не могли смириться с общностью вероисповедания, им необходимо было уничтожить Грузию как государство, а грузин — как самобытный и древний народ. По крайней мере — намного древнее их самих и обладающих более «сильным геном». Ни в том, ни в ином случае — у них ничего не получилось. Уже после развала СССР — турки-миссионеры попытались было вновь «пометить» высвободившуюся из под советского влияния бывшую вассальную территорию, но и на сей раз напрасно. Теперь наши турецкие соседи смотрят на Грузию — как на доброжелательного и равноправного соседа, а на грузин, в том числе и единоверных, как на ГРУЗИН.

Интересовавшись в горных аджарских районах состоянием мечетей, количеством верующих — я получал более или менее точную картину от самих грузин-мусульман: молодое поколение на уровне внуков и правнуков в большинстве своем возвращается к вере предков и крестятся в православие. Происходит это добровольно, безо всякого насилия со стороны христианских священнослужителей или запретов членов семьи. Вчера кстати начался пост Рамадан, но и его уже соблюдает все меньше и меньше народа. Несмотря на это — мечети в селах сохраняют в отменном порядке и их количество вполне соответствует потребностям верующих.

Я долгое время не выражал своего мнения по поводу ажиотажа, связанного с возможным строительством в Батуми мечети Азизие. Не будучи знаком с предметом споров, как одним из вариантов, считал этот проект ответом на дефицит, который испытывают верующие мусульмане в Аджарии. Убедившись, что никакой ритуальной необходимости в этом нет — на горизонте замаячила все та же политика, прикрывающаяся вопросами вероисповедания. И теперь я могу выразить и свое мнение тоже — мечеть Азизие в Аджарии не нужна. Пусть тут открывается больше турецких магазинов, ресторанов или концертных залов. Проку будет больше, а нездорового ажиотажа меньше.

Ну а в конце напишу о том, с чего начал: российских и турецких туристов в Аджарии очень много. Но ведут они себя очень достойно и уважительно, как это и должно было быть всегда — и двести и триста лет тому назад. В стране — где не должен рулить ни Тагил, ни Стамбул. Хорошо — если оба наших соседа придут к такому же выводу.

Давид Картвелишвили
22 июля 2012 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *