Абхазская милиция снабжала наркотиками заключенных

Драндский собор

Драндский собор

Абхазская прокуратура возбудила уголовное дело в отношении абхазского милиционера, капитана Реваза Ахсалба, подозреваемого в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствии. Как сообщает абхазское МВД, Ахсалба, находясь на службе, получил у «неустановленного следствием лица» наркотики для передачи заключенному. Ахсалба на данный момент задержан.

Прокуратура также рассматривает дело в отношении контролера следственного изолятора драндской тюрьмы, старшего сержанта Кешеляна Варужана, подозреваемого в совершении аналогичного преступления.

Санкция статьи за вышеуказанное преступление предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до десяти лет.

Необходимо отметить, что наркозависимость стала одной из серьезнейших проблем в демографии абхазского населения в оккупированном регионе. Несмотря на попытки рассмотреть на уровне марионеточного режима методы воздействия на наркоманов и пути их лечения, пока для искоренения этого зла ничего не сделано. Более того, наркотики активно проникают в Абхазию из России. Бывают случаи, когда их из Абхазии вывозят в Россию.

Не секрет и то, что черная дыра, которой является Абхазия, используется наркодилерами для транзита наркотических веществ в Европу. Ранее грузинской стороной было задержано судно, следовавшее из Абхазии, и нагруженное марихуаной. В международных докладах Абхазия также рассматривается как один из узловых пунктов наркотранзита – из Азии через Россию и оккупированную Абхазию в Европу.

———————
Виталий Шария: Сидеть за решеткой необязательно «в темнице сырой»

В прошлом Драндский монастырь, ныне - тюрьма

В прошлом Драндский монастырь, ныне - тюрьма

Драндская тюрьма имеет свою давнюю мрачную историю. В конце 30х годов, во время сталинских репрессий, очевидцы рассказывали, что она была переполнена настолько, что новую партию арестованных запихивали в камеры силой потому что они уже не вмещали новых узников и заключенные отбывали срок стоя. Конечно же сейчас ситуация совершенно иная, но и современные условия заключения в драндской тюрьме оставляют желать лучшего.

На днях мое внимание привлекли две темы, связанные с условиями содержания в Абхазии заключенных.

Писатель и журналист Надежда Венедиктова обратилась с просьбой напечатать в газете «Эхо Абхазии», которую я редактирую, ее заметку. В привлечении общественного внимания к проблеме, о которой она пишет, заинтересовано, как я понял, и посольство Российской Федерации в Абхазии.

Восьмого ноября этого года на Псоу была задержана россиянка Инна Скворцова, которую, по ее словам, попросили передать чьим-то родным в Абхазии несколько крайне необходимых лекарств. При переходе границы выяснилось, что это наркотики. Теперь сорокалетняя гражданка России сидит в сухумском ИВС, и ей грозит от 13 до 15 лет лишения свободы за приобретение и распространение наркотиков в особо крупных размерах. И даже если она сможет доказать, что сама стала жертвой криминальных личностей, которые ее подставили, месяцев, проведенных за решеткой в изоляторе временного содержания, ей никто не вернет. По этим статьям в абхазской тюрьме уже сидят два десятка россиян – пятнадцать мужчин и пять женщин, еще две женщины, включая Инну Скворцову, находятся под следствием. Можно предположить, говорит Венедиктова, что сидеть в тюрьме – вообще маленькое удовольствие, а сидеть за границей еще горше. Это и разница менталитетов, и незнание местных особенностей поведения, и дополнительные проблемы для родственников, желающих повидаться или добиться досрочного освобождения законным путем. Уже существует проект Договора о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы, между Республикой Абхазия и Российской Федерацией, но он где-то затерялся в глубинах российских ведомств на стадии согласования.

29 декабря 2011 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *