Грузия никогда не станет страной, проявляющей ненависть к соседям

Борис Давитая

Борис Давитая

Часто говорят, что политика – дело грязное. Однако если эта грязь откладывается на культуру народа, на искусство, язык, то такую ситуацию никак не назовешь просто ошибкой. Мой любимый композитор Важа Азарашвили с болью в сердце недавно обсуждал на этих страницах вопрос о непонятном отношении в последнее время в Грузии к русской классической музыке. Я же считаю своим долгом выразить серьезную озабоченность проблемами русского языка, теми искусственными ограничениями, с которыми он начал сталкиваться в нашей стране.

Язык – своеобразная модель мира и грубо прикасаться к нему — это больше, чем преступление. Хотя с данной аксиомой знакомы все образованные люди, тем не менее, в школах было ограничено изучение языка нашего ближайшего соседа, что лично мне представляется бесцеремонной языковой агрессией. Русский язык был объявлен предметом по выбору, однако министерство науки и образования предусмотрело его преподавание в обязательной для школ учебной «сетке», или в учебной программе, лишь с 7-го класса. Напомню, прежде русский в грузинских школах изучался с 4-го класса. Злонамеренно распространять свое умение разыгрывать политические карты на изучение языка совершенно недопустимо. Нетрудно вообразить, какими окажутся результаты, если начинать обучение учащихся алфавиту с 7-го класса. Тут все ясно, как день. Это притом, что обучение английскому теперь узаконено с первого класса и ведется параллельно с изучением родного языка.

Учащиеся, которые зачастую оказываются менее доверчивыми, чем их родители, задают справедливый вопрос: с какой целью откровенно чинятся препятствия русскому языку, ограничивается его преподавание? Если он является предметом по выбору, то почему для него узаконили особенные рамки, сузив этот выбор?

Для всех очевидно, что подобные совершенно неоправданные деяния совершаются по заказу властей. Политическая элита стремится осуществить ментальную революцию и откровенно проявляет ненавистное отношение к языку, который, между прочим, основательно изучается во всех европейских странах. Изучается, потому что страна, являющаяся его носителем, располагает неисчерпаемыми энергоресурсами, огромным рынком сбыта, имеет выигрышное геополитические положение в Евразии и с военной точки зрения считается ядерной сверхдержавой. На этом фоне заявление министра науки и образования «о происшедшей в Грузии лингвистической революции и в результате этого уменьшении российского влияния» выглядит, как явная политизация вопроса. И намерения тут очевидны: оказать через язык психологическое давление на население.

Когда министр культуры считает, что «сегодня в Грузии отсутствует какая бы то ни была необходимость в изучении русского языка», я невольно хочу напомнить уважаемому министру, что как раз культура, язык и литература в критический момент способны выступить в роли эффективного посредника между странами.

Россия, ее язык и культура – это совсем не то, что можно и следует отвергать. Если наше правительство ненавидит Путина, это еще не означает, что грузинский народ должен прерывать традиционные духовные и культурные связи с соседом, располагающим огромными потенциальными возможностями. И вообще, какое отношение имеют к конфликту ограничения в изучении языка? Между прочим, сами правительственные чиновники прекрасно владеют русским. Во всяком случае, они постоянно общаются на этом языке с представителями среднеазиатских народов – казахами, узбеками, туркменами, киргизами, таджиками, с повернувшимися к Европе украинцами или с белорусами… С соседями – армянами и азербайджанцами. Не понятно, отчего же тогда будущие поколения не должны хорошо знать русский язык и почему он должен быть принесен в жертву отношениям Путина и Саакашвили?

В прошлом году в ходе единых государственных экзаменов многие абитуриенты в качестве иностранного языка сдавали именно русский. По-видимому, это привело в бешенство нашего «великого вождя», и он отдал распоряжение ограничить и сузить его преподавание. Это неоправданное решение привело и к другому, также очень нежелательному результату – уменьшилась часовая нагрузка в школах и, соответственно, были освобождены от работы преподаватели. Из школ увольняют огромную армию педагогов, в том числе, сертифицированных русскоязычных учителей, пополняя и без того огромную армию безработных. Это именно так, поскольку, когда нет почасовой нагрузки, педагог не сможет трудоустроиться, будь он даже академиком.

Я считаю преступлением изъятие из учебных программ биографий и шедевров русских классиков – Пушкина, Лермонтова, Толстого, Достоевского и других, а также плодов творчества современных писателей и поэтов – Блока, Пастернака, Евтушенко, Ахмадуллиной, и предложение заменить их на произведения сравнительно менее популярных авторов. Это грубое попирание прав грузинских учащихся, свободы их выбора, поскольку для любой культурной нации русская литература являются незыблемым сокровищем.

Введенные в школах ограничения на изучение русского языка вызвали наплыв молодежи к репетиторам. Как это часто случается, искусственно возведенный барьер лишь еще больше подстегнул интерес и усилил желание его преодолеть. Народ мудр, он знает, что ссорам, порожденным личными отношениями политиков, неминуемо придет конец, и судьба двух соседних народов никогда не окажется в зависимости от чьих-то амбиций. Это процесс, где за временным спадом непременно следует подъем.

Нация всегда должна оптимистически смотреть в будущее, потому что подъем – это путь к вершинам, к небесам, к солнцу. В этом и наша цель, и наша задача.

Я верю, истина пробьет себе путь, и люди никогда не станут рвать ту сакраментальную цепочку, которая служит сохранению и приумножению бесценного культурного наследия двух народов. Наше взаимное стремление друг к другу, к культуре и науке, как к важной составной части единой мировой цивилизации, не умрет. Мотивация для этого всегда была, есть и будет, и она лишь усилится. Разум и смекалка, присущие грузинскому народу, помогут ему подняться и осознать неизбежную реальность этого, и тогда справедливость восторжествует и, словно очищающий ураган, разнесет в клочья все временные и искусственно выстроенные барьеры.

Часто думаю: может в том, что случилось, есть наша вина? Может мы допустили роковую ошибку, не сумев действовать так, как, например, прибалтийские государства, понесшие меньше жертв и потерь?

Пора осознать, что напряженные отношения не удастся нормализовать кулаком, проведением силовой политики. Должны же мы научиться четко определять, где и в чем следует проявлять принципиальность! Причем тут народ и его язык? Резким обострением ситуации мы лишь заводим себя в тупик. Между тем, у наших культурных связей есть огромный ресурс, и тут нельзя проявлять поспешность.

Готовя эту публикацию, я вспомнил одну поучительную притчу. Белка нашла в лесу брошенную кем-то шарманку. Она помнила, что шарманка издает приятные звуки, подскочила к ней и давай крутить ручку. Однако, вот диво! Из шарманки послышались лишь странные хрипы, которые раздражали и коробили слух. Белка никак не могла угомониться и продолжала упрямо вращать рычагом. Встревоженный шумом голубь подлетел к ней и посоветовал: перестань, то, что ты делаешь, это полное невежество. Не поверила белка, крутит и крутит в надежде услышать в конце концов желанную мелодию… Тогда голубь воскликнул: остановись, глупая, неужели ты до сих пор не поняла, что вращаешь ручку в обратную сторону!

Помню, представители старшего поколения, пережившего кровопролитную войну с Германией, рассказывали, что несмотря ни на что, никому не пришла в голову такая глупость, как ограничить преподавание в школах немецкого языка.

Я не политик и считаю себя в этом деле полным дилетантом. Да и в России мне никогда не доводилось жить, нет у меня там никого из близких, но как гражданина меня все равно мучает мысль: ну зачем надо было вводить ограничения на столь необходимый обществу русский язык?

Да что за бес вселился в нас, люди? По прихоти одного человека, если хотите одной партии, на язык единоверной православной страны наложили табу? Разумная нация не должна терпеть подобные глупости, потому что впереди нам еще бок о бок предстоит веками одолевать нескончаемую дорогу жизни.

Власть должна прекратить срывать колючки руками целой нации. Мы не вправе закрывать глаза на то, что огромная армия грузин живет и работает в России. Поступающие оттуда средства десяткам тысяч людей облегчают их бедственный быт. Там грузинским деятелям искусств открывают звезды славы, присуждают высшие премии, предоставляют работу и должности. Грузинская диаспора с нетерпением ожидает часа, когда потеплеют наши отношения с ближайшим соседом. Люди уверены, что кризис в нашем духовном и культурном сотрудничестве – это бессмысленная жертва, принесенная в угоду новому времени.

Поэтому я верю, что разум и здравомыслие грузинского народа перевесят проводимые под видом реформ непонятные и неприемлемые деяния в школах. Политика не сможет занять решающее место в национальных ценностях двух стран. Историческая закономерность не будет принесена в жертву искусственно расставленной западне.

Никто не спорит о том, что английский язык сегодня необходим, однако оправдывать его повсеместное насаждение в ущерб другим языкам тем, что он язык международного общения, и сгибаться под ним тоже нецелесообразно.

Это хитрая уловка наших заокеанских партнеров, удобное средство осуществлять доктрину глобализации и объединения мира под своим началом, и для достижения вожделенной цели они не брезгуют прибегать к языковой агрессии.

Преподавание английского с первого класса вместе с родным языком в будущем грозит нам тем, что уже произошло в 60 странах. Ужасает одна мысль о том, как может оказаться ущемлен родной язык! Посмотрите какое коварство задумала власть: учителям, которые выучат английский, обещают надбавку к зарплате, из-за рубежа завозят англоязычных преподавателей… Одним словом, со всех сторон ведут наступление на родной язык — с рекламных плакатов, с телепередач и газетных полос. Все это создает реальную угрозу нашей культуре.

Власти готовы на все и придерживаются двойных стандартов. Так, по наущению США, все религии в Грузии были поставлены в равные условия. Так, почему же нельзя узаконить свободный и равноправный подход и к изучению и выбору языков? Почему английский должен изучаться вместе с родным с первого класса, а русский только с 7-го? В чем же тогда проявляются справедливость и демократия?

Политика – дело грязное. Но нельзя делать школу частью грязной политики!

Борис Давитая,
писатель,
лауреат премии им. А.Церетели
23 декабря 2011 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *