Эмбарго во благо

Грузинское вино

Грузинское вино

В марте 2006 года Роспотребнадзор России своим письмом отозвал санитарные заключения на грузинское вино, а чуть позже запретил и оборот этой продукции на территории России. В мае того же года по той же схеме был запрещен импорт и оборот в России грузинских минеральных вод «Боржоми» и «Набеглави». В тот период российский рынок являлся основным рынком сбыта грузинских вин и минеральных вод.

Прошло 5 лет. Сегодня оба эти направления грузинского национального производства переживают новый этап своего развития. Грузинские производители минеральных вод и вин успешно осваивают новые, более развитые рынки.

Грузинское вино и минеральную воду сегодня можно приобрести во многих странах мира. Качество грузинской продукции удовлетворяет стандартам многих развитых государств, в числе которых Великобритания, Германия и США.

В прошлом году доход от экспорта вин составил $39,3 млн. А экспорт минеральных вод «Боржоми» и «Набеглави» принес стране доход в размере $29,9 млн.

ВИННАЯ ТРАДИЦИЯ

Грузинское вино

Экспорт алкогольных напитков ежегодно растет

«Экспорт алкогольных напитков ежегодно растет минимум на 15%. Речь идет о традиционных рынках — Украина, Беларусь, Казахстан. Также в последнее время объем экспорта возрос и в страны ЕС, в частности, в Голландию, Германию, страны Балтии, Великобританию, а также США», — сообщили BTG в Министерстве сельского хозяйства Грузии.

В Минсельхозе уверены в наличии больших перспектив увеличения объемов экспортируемого вина в Великобританию, США и Китай и отмечают, что активно работают в этом направлении.

Интерес к грузинскому вину на рынках США и Китая, по словам представителя винной компании «Шато Мухраани» Темура Гегешидзе, особенно вырос после российского эмбарго на товары из Грузии. Сама фирма сейчас ведет переговоры с США по поводу поставок своей продукции. В Китай «Шато Мухраани» уже осуществила пробные поставки и сейчас готовится к выполнению заказов. Вина этой компании уже продаются во Франции, в Польше, в Украине и в Казахстане.

«Конечно, на новых рынках конкуренция серьезная, но нас это не пугает, поскольку мы производим достаточно качественный продукт. Кроме того, мы имеем достаточно весомый аргумент для завоевания новых рынков: многовековую традицию виноделия в нашей стране», — заявил Темур Гегешидзе.

«Шато Мухраани» — одна из тех винных компаний, которые были созданы после закрытия для грузинских вин самого большого, традиционного российского рынка, куда направлялось до 80% производимого в Грузии вина.

Россия объявила эмбарго на импорт грузинских вин и минеральных вод весной 2006 года, и этот вопрос до сих пор продолжает быть предметом политического торга между двумя странами. В то же время официальный Тбилиси неоднократно выражал благодарность России за эмбарго, заявляя, что это подтолкнуло грузинских виноделов к улучшению продукции и поиску новых рынков сбыта.

«Грузинские виноделы проснулись после введения российского эмбарго, так как оказались перед вызовом новой реальности», — говорит заместитель председателя комитета парламента Грузии по отраслевой экономике Темур Цурцумия. По его словам, новые рынки потребовали от грузинских производителей соответствия продукции гораздо более высоким стандартам, чем это требовалось в России. Грузинские компании приняли меры, резко подняв качество вина, которое стало конкурентоспособным на европейском и азиатском рынках.

Гия Хухашвили

Гия Хухашвили

В свою очередь, эксперт по экономическим вопросам Гия Хухашвили не видит положительного эффекта от российского эмбарго. «Это PR-компания властей — разговоры о благодарности российскому эмбарго за улучшение качества вина и завоевание новых рынков. Улучшение качества не должно быть обусловлено внешним фактором. Более того, подобные заявления оскорбительны для бизнеса», — считает Хухашвили.

О том, что российское эмбарго в свое время создало немало проблем виноделам, рассказывает менеджер по продажам компании Schuchmann Wines Georgia Леван Давиташвили: «Введение эмбарго со стороны России 5 лет назад вызвало резкое ухудшение финансового положения винных компаний. Их финансовые обязательства, зачастую и кредиты в банках, были рассчитаны на определенные объемы продаж. Из-за сокращения объемов экспорта закрылись множество винных компаний, и компаний, обеспечивающих соответствующую инфраструктуру и производящих вспомогательные виноделию материалы».

Но, несмотря на множество проблем, виноделам удалось справиться с ситуацией. «Благодаря инвестициям, осуществленным в виноделие еще до российского эмбарго, в Грузии на тот момент уже была создана современная техническо-промышленная база, и были возможности для производства качественного вина, соответствующего современным стандартам. Вместе с тем, сохранилась традиция использования в производстве, в основном, грузинских виноградных сортов и одновременно возросла популярность настаивания вин по традиционному грузинскому методу — в кувшинах.

Квеври

Квеври

Эта тенденция совпала с потребительской тенденцией на нескольких больших рынках, в результате чего появился потенциал для продвижения грузинского вина», — отметил Леван Давиташвили.

По его словам, «после эмбарго значительно улучшилось качество грузинского вина, поскольку ужесточилось регулирование качества, как на государственном уровне, так и на рынке. Начался процесс диверсификации рынков и появился шанс формирования категории грузинского вина на международном рынке».

Винная компания Schuchmann Wines Georgia, чья продукция представлена в Нидерландах, Германии, США, Швеции, Хорватии, Гонконге, Китае и Латвии, является результатом одной из самых значительных европейских инвестиций в Грузии в этой отрасли. Под этим названием фирма работает на рынке с 2008 года, после того как известным немецким бизнесменом Бурхардом Шухманом был осуществлен инвестиционный проект в несколько миллионов евро.

Вина компании пока не представлены на рынках СНГ, но в ближайшем будущем Schuchmann планирует начать поставки в Казахстан и Украину.

Разумеется, грузинские винные компании сталкиваются на новых рынках с определенными проблемами. По словам Левана Давиташвили, основной сложностью для продвижения грузинской алкогольной продукции на мировых рынках является низкая узнаваемость грузинского вина и вообще Грузии, как страны, производящей вино.

«Грузинское вино пока не сформировано как категория, кроме нескольких традиционных рынков Украины и Казахстана, и его представление, в основном, носит фрагментный характер», — отметил Леван Давиташвили. Транспортировка вина на целый ряд рынков, по его словам, требует значительных затрат, что в итоге отражается на конечной стоимости и конкурентоспособности напитка.

«Но, несмотря на все это, география продаж грузинского вина и его узнаваемость растут. Грузинское вино занимает сегмент интересного, высококачественного и оригинального продукта, и это растущий сегмент, особенно в США и странах Азии, а также в некоторых странах Западной Европы», — заявил Леван Давиташвили.

Он уверен, что грузинское вино сумеет занять определенную нишу на новых рынках, благодаря своей уникальной истории и улучшившегося за в последние годы качества.

ВОДНЫЕ РЫНКИ

Грузинские Минеральные Воды

Грузинские Минеральные Воды

Что касается минеральных вод, для них освоение новых рынков после введения российского эмбарго происходило менее болезненно, поскольку проблемы качества не стояло. По данным Минсельхоза, грузинские минеральные воды сегодня продаются в более чем 100 странах.

«После мая 2006 года, когда было объявлено российское эмбарго на грузинские продукты, в числе которых также была вода «Боржоми», бизнес-стратегия компании абсолютно изменилась. Мы в кратчайшие сроки осуществили диверсификацию продаж, — вспоминают в компании. — Сегодня наш бренд является лидером сегмента в странах СНГ и Балтии. Мы расширяемся в направлении Восточной и Центральной Европы. В прошлом году «Боржоми» вошла на такой интересный и большой рынок, как Турция. И уже представлена даже в Японии».

Из брендов, входящих в портфель компании, на экспорт идет только «Боржоми», как наиболее известный. «Темпы роста у нас высокие. Мы удвоили продажи на существующих рынках за последние годы на фоне активных маркетинговых кампаний. Хорошие примеры — Беларусь, Казахстан, Азербайджан, Украина, Литва, Латвия, Эстония». Частью новой стратегии компании стало направление личных представителей на большие рынки. А в Литве открыто представительство «Боржоми», которое обслуживает регион Балтии, Восточную и Центральную Европу. В ближайшем будущем компания планирует открыть аналогичное представительство и в Беларуси.

Страны мира у «Боржоми» поделены по следующей схеме: «стратегические рынки» — Украина, Литва, Латвия, Эстония, Казахстан, Беларусь; «потенциальные стратегические рынки» — Туркменистан, Молдова, Киргизстан, Таджикистан, Узбекистан и Армения; «развивающиеся рынки» — США, Канада, Израиль, Кипр, Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Турция; и «новые рынки» — Китай, Япония, Индия, Австралия, Южная Америка, Монголия, Иран, Финляндия, Польша, страны Центральной Европы.

На так называемых «стратегических рынках» компания ведет более активную маркетинговую политику. «В тех странах, рынки которой для нашей продукции определены как развивающиеся или будущие, мы менее активные, хотя это не означает, что мы там ничего не делаем. Задача №1 — полное освоение рынка, поэтому все внимание перенесено на дистрибуцию и на активность в trade market. А на стратегических рынках у нас освоены как trade market, так и телевидение, пресса, социальные СМИ и Outdoor», — отмечают в «Боржоми».

В целом, в компании считают, что российское эмбарго стало для «Боржоми» «хорошим уроком». Сегодня «Боржоми» — развивающаяся компания и занимает более прочные позиции, чем это было до запрета на ввоз продукции в Россию. Компенсация потерь произошла за счет полного освоения рынка как в самой Грузии, так и в Украине, странах Балтии, Беларуси, Казахстане, Азербайджане. В компании осознают, что дальнейшее развитие возможно только при условии гибкого реагирования на требования рынка, современного менеджмента и реинвестициях.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ «КРУГ»

Мнения о том, должно ли государство содействовать бизнесменам в освоении новых рынков, не однозначны.

По мнению экономического эксперта Давида Нармании, у страны должна быть разработана соответствующая стратегия для диверсификации рынков. «Грузия часто организовывает бизнес-форумы в разных странах, на которых проводят презентацию грузинского вина и минеральных вод. Государство прилагает усилия для популяризации продукции, но стратегии по освоению и диверсификации рынков у него нет», — констатирует эксперт. Кроме того, по мнению Нармании, государство могло бы информировать производителей о требованиях и стандартах новых рынков.

Депутат Теймураз Цурцумия считает, что в условиях свободного рынка регуляция отрасли со стороны государства малоприемлема и нежелательна. «Что касается популяризации грузинского вина, в этом направлении активно работают как Министерство экономики, так и наши посольства зарубежом», — отметил депутат.

19 декабря 2011 года
Business Time Georgia
Тина Жвания

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *