Томас де Ваал о Бидзине Иванишвили

Томас де Ваал: Хотелось бы, чтобы Грузия не зависела от таких личностей, как Патриарх, Саакашвили и миллиардер

Аналитик Томас де Ваал вспоминает детали встречи с бизнесменом

Томас де Ваал

Томас де Ваал

Бидзиной Иванишвили.

«Стою в Тбилиси в фойе своей гостиницы. «Томас», зовет меня молодой небритый грузин и приближается. Я киваю. «Бидзина», — говорит он единственное слово. Так началась моя встреча с человеком, о котором больше всего говорят сегодня в Грузии. Мы направились с Иванишвили в футуристический замок, построенный японским архитектором Шином Такамацу и окруженный небольшим лесом и современными скульптурами. Миллиардер оказался невысоким, безупречно одетым, улыбчивым человеком. Он держится просто, любит поболтать, но одновременно ощущается огромная уверенность в себе и колоссальное самообладание. У меня впервые интервью с Бидзиной. Иванишвили за месяц перевернул политическую жизнь Грузии с ног на голову. Саакашвили сумел сохранить власть после войны с Россией и постепенно вернул себе инициативу. Накануне выборов 2012-2013 года Саакашвили и его окружение вновь оказались в господствующем положении и практически имели монополию на исполнительную власть, парламент, местные органы власти и СМИ. Тут на сцену вышел магнат Иванишвили. Он сколотил в России капитал (на данный момент 5,5 млрд долларов, по оценкам Forbes) и ушел на покой — поселился в родном селе в Грузии, стал активно жертвовать на школы, театры, церкви, искусство. При этом он вообще не появлялся на публике, за что был прозван «Граф Монте-Кристо». И вдруг, как бы ни с того ни с сего, 7 октября Иванишвили объявляет, что займется политикой, бросает вызов Саакашвили и планирует на выборах будущего года «прийти к власти».
Живущие в Тбилиси знакомые Де Ваала в течение последнего года говорили, что правящая партия сделала много хорошего, но чересчур зациклилась на сохранении власти и утратила контакт с народом. Многим грузинам надоел нынешний режим, но оппозиция маргинализована и серьезной альтернативы Саакашвили не существует, пересказывает журналист слова своих источников.
«В этой обстановке появление Иванишвили на политической арене вызвало живой интерес. Но самого Иванишвили знакомые журналиста оценили по-разному: одни говорили, что он изменил правила игры и дает людям надежду, другие советовали подождать, пока у него появится политическая программа. Рядовые грузины, с которыми я пообщался, почти напугали меня своим энтузиазмом. Таксисты и знакомые, далекие от политических кругов, поддержали Иванишвили единодушно, ссылаясь на то, что он «очень много сделал для Грузии. Первоначальная реакция правительства на демарш магната была враждебной и вредной для самого правительства. Иванишвили и его жену лишили гражданства, и он обратился напрямую к президенту. Правительство также провело проверку в банке, которым владеет Иванишвили, а проправительственные СМИ попытались саботировать его пресс-конференцию. Все эти усилия разбились о рост популярности Иванишвили и недоверие к правительственной версии событий. Правда, в Иванишвили видят скорее движитель перемен, чем конкретную личность. Рано или поздно его личность станет что-то значить», — пишет автор и переходит к рассказу о своей беседе с миллиардером.
На вопрос, что заставило Иванишвили прийти в политику, магнат ответил, что раньше поддерживал нынешнее правительство, но в 2008 году счел, что Саакашвили победил на президентских выборах нечестно. «Я помогаю оппозиции прийти к власти, поскольку она не способна сделать это своими силами», — сказал Иванишвили.
Новую экономику Грузии Иванишвили назвал «потемкинской деревней», которую создало правительство. По его словам, в сфере бизнеса стало даже меньше свободы, чем при Шеварднадзе, так как правительство жестко контролирует доходы, СМИ и суды.
«Что в Иванишвили людей больше всего тревожит? То, что он заявляет о своей победе с железной уверенностью. Как я говорю, Грузии не нужен еще один мессия, — пишет автор. — Последних трех президентов — Гамсахурдию, Шеварднадзе и Саакашвили — поочередно приветствовали как спасителей страны. И каждый раз эйфория вытеснялась разочарованием».
В ответ Иванишвили рассмеялся. «Я прошу моих сторонников: «Не идеализируйте меня!» — сказал он и отметил, что заключил альянс с двумя независимыми оппозиционными партиями, особенно тесный — с партией прозападного политика Ираклия Аласании.
«Но характерно, что его рецепт радикален и держится на его собственной фигуре. Он говорит, что собирается сформировать новое правительство, изменить систему и уйти в отставку», — говорится в статье.
Журналист спросил Иванишвили о его отношении к России. Тот, по мнению автора, умело лавировал. С одной стороны, в августе 2008-го Россия поступила неправильно — «совершила колоссальную агрессию против грузинского народа», сказал он. «С другой стороны, я отлично понимаю, что мы не должны это драматизировать», — добавил Иванишвили. «Моя команда и я будем вынуждены немедленно начать переговоры с Россией, чтобы выйти из этой ситуации застоя», — заявил Иванишвили. По его словам, он уже начал распродавать свои российские активы.
Из беседы автор вынес ощущение, что Иванишвили является «своим собственным проектом» и руководствуется искренними побуждениями. Однако Де Ваала настораживает, что рецепт магната — это единоличное вмешательство одного человека, да и Грузия ищет нового спасителя нации. Для маленькой Грузии появление очередной яркой личности на политической сцене — колоссальное испытание, полагает автор».

2 декабря 2011 года
Томас де Ваал

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *