Грузинские сироты попали под реформу

Грузинские сироты попали под реформу

Грузинские сироты попали под реформу

В Грузии закрывают детские дома. Пишут — за ненадобностью. Это не значит, что в стране исчезли сироты. Просто Михаилу Саакашвили и его министрам не хочется, чтобы правозащитники тыкали пальцем: вот, у вас дети живут в ужасающих условиях. Детские дома, которых до недавнего времени в Грузии насчитывалось 46, действительно производили очень гнетущее впечатление. Теперь их ликвидируют в срочном порядке, рассовав детишек, словно товары в магазине, по приемным семьям.

Реформа детских сиротских учреждений в Грузии идет экспромтом. Стоило омбудсмену раскритиковать их состояние, как власти нашли кардинальное решение проблемы: закрыть все детские дома. В следующем году их не должно остаться вообще, хотя совсем недавно насчитывалось 46.

Народный защитник обратил внимание на то, что в детских домах есть факты дискриминации, принуждения детей к труду, проблемы с питанием, случаи насилия со стороны персонала. Но он даже не предполагал, какие последствия будет иметь этот доклад.

Спору нет, жизнь ребятишек в домах семейного типа более уютна, и по пути сокращения крупных учреждений идут все цивилизованные страны мира, в том числе Россия. А уж Грузии с ее кавказским менталитетом и вовсе должно быть стыдно за неприкаянных сирот. Почитайте грузинских классиков – всегда богатые семьи брали к себе на воспитание детей родни в случае смерти родителей или непроходимой бедности. Детдома появились лишь в советский период. В 90-е годы их число возросло. Избавиться от этого коммунистического и шеварднадзевского наследия для Саакашвили так же важно, как снести памятник Сталину.

Но дети – не камни. У них тонкая психика, и чехарда со сменой приемных родителей и детских домов сказывается на ней очень плохо. Правозащитники предупреждают, что ускоренная реформа только ухудшит положение обездоленных ребятишек. Примеры уже есть. В Дигоми, пригороде Тбилиси, детский дом был расформирован в рекордные сроки. На его месте организован военно-тренировочный центр, из-за чего, собственно говоря, и возникла спешка.

57 ребятишек, которые жили в дигомском детдоме, были либо возвращены биологическим родителям, либо помещены в приемные семьи, либо отправлены в другие учреждения для сирот. Это стало для многих из них психологической травмой, считают специалист по вопросам семьи и детства ЮНИСЕФ Натия Парцхаладзе и Джаба Начкебия, глава неправительственной организации «Дети Грузии». Они отмечают, что государство ни морально, ни материально не помогло семьям и воспитанникам детдома подготовиться к перемене образа жизни.

Такая же участь постигла и еще 28 детских домов в Грузии.

Кто-то из опекунов взял себе воспитанников только ради 450 лари в месяц, которые платит правительство. По сравнению с минимальными зарплатами, это существенная сумма. Но выполнять все условия договора с государством по содержанию приемышей (одевать, полноценно кормить, водить на дополнительные занятия) на 450 лари невозможно. А поскольку договор опеки заключается на три месяца, то часть семей обязательно начнет возвращать детей назад. Но детдома будут уже расформированы. Придется сидеть во временных приютах, а потом отправляться в новую семью, возможно, опять лишь на три месяца.

Психолог Кетеван Пхакадзе считает, что постоянные смены места жительства и приемных родителей могут повредить психическому развитию ребенка. Кроме того, за столь краткий период, в который Саакашвили приказал осуществить реформу, невозможно хорошо изучить кандидатов в опекуны и подготовить их и детей к новому образу жизни. Это повышает риск расторжения контрактов.

Еще одна проблема – неизлечимо больные ребятишки, которых всегда усыновляют неохотно. И хотя государство платит за них чуть больше – 600 лари – надеяться, что всех их тоже разберут из детских домов, наивно.

Большинство воспитанников детдомов в Грузии – это социальные сироты при живых родителях. В такой ситуации государству стоило бы задуматься о причинах появления неприкаянных детей. В основном – это нищета и все сопутствующие ей пороки. Если бы по 450 лари доплачивали не чужим людям, которые заключают контракт и берут к себе на время чужих отпрысков, а биологическим родителям, эффект от реформы был бы гораздо выше. Но сейчас правительство вообще не предусматривает никаких детских пособий родным родителям. Только семьи с восемью детьми считаются многодетными и получают «на мороженое» для своих чад.

Иногда грузинские родители отдают малышей в детские дома и интернаты, потому что поблизости от их сел нет школы. За период правления Саакашвили количество бесплатных государственных общеобразовательных учебных заведений сократилось почти в два раза – до тысячи с хвостиком. Поэтому мамаши отрывают своих чад от сердца, чтобы они увидели свет ученья. Теперь таких детей обрекут на одичание?

В Грузии, помимо охваченных государственным надзором сирот, полно беспризорников. Чаще всего это – цыганские дети. Ни они, ни их родители зачастую вообще не имеют документов и не знают грузинского языка, чтобы обратиться в государственные инстанции. Они не ходят в школу и занимаются в основном попрошайничеством.

При наличии массы детей, которые нуждаются в государственной опеке, полностью избавляться от крупных детских домов нерационально. Но Грузии уж очень хочется походить на США, где подобных учреждений уже давно нет, хотя появились они в этой стране раньше, чем где-либо — еще в 19-м веке. Для Саакашвили вообще очень важны показатели и рейтинги международных структур, и ради красного словца, что детдома он ликвидировал за ненадобностью, президент готов отправить сирот хоть к черту на кулички.

Кстати, параллельно с закрытием детдомов правительство решило открыть школы-пансионы для трудных подростков. Родителей, которые откажутся отправлять своих детей по приказу социального педагога, собираются штрафовать.

Тем не менее положительной реакции Детского фонда ООН правительство Саакашвили уже добилось. По оценке ЮНИСЕФ, родившийся сегодня в Грузии малыш имеет больше шансов вырасти здоровым, чем ребенок, который появился на свет 10 лет назад. Отмечается, что теперь регистрируют почти всех младенцев, дети поголовно (кроме цыган) посещают школу, а смертность в возрасте до 5 лет сократилась.

Но в то же время на фоне других стран СНГ и Европы Грузия остается худшей по уровню социальных бюджетных расходов. Более четверти детей здесь живут в нищете. По количеству смертей среди младенцев, как бы ни расписывал уровень здравоохранения Михаил Саакашвили, Грузия вообще – дикая страна. «В Европе на 1000 детей погибают трое-четверо, а у нас – до 20 детей», — отмечает лидер движения «Тетреби» Темур Шашиашвили. Плюс к этому – растет количество абортов. Велика эмиграция. Нации грозит вымирание. Но Саакашвили, как видно, следует принципу — лучше меньше, да лучше.

Саломэ Батиани
2 декабря 2011 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *