С БУКЕТОМ ВСЁ ЕЩЕ НЕ СНИКШИХ РОЗ ОН ШЕЛ, ДАБЫ УКРАСИТЬ ИМИ КРЕСТ МОГИЛЬНЫЙ…

Саакашвили

Саакашвили

Восемь лет назад в Грузии произошла «революция роз». На подобных годовщинах, обычно, принято эмоционально перечислять те беды, которые Саакашвили принес стране. Но поскольку об этом нам все известно, будет лучше пойти в другом направлении. Режим явно не заслуживает, чтоб тратить наше драгоценное время на разговоры о нем.

Интересно, существовал ли альтернативный вариант развития событий? Конечно, сразу вслед за «революцией роз» в Грузии ведь не сформировалось бы образцовое демократическое государство, но насколько возможно было, чтоб к власти пришли люди доброй воли (ктооо?!), которые, без лишних эксцессов, направили бы страну по пути демократизации и модернизации? Или, в крайнем случае, если б у нас был такой лидер, как Виктор Ющенко, команда которого нанесла бы умеренный (да, черт с ним, хоть безмерный) ущерб экономике, делала бы дурацкие заявления, проводила реформы (пусть даже неудачные, а в ряде случаев – успешные, почему бы нет), сравнительно сдержанно валяла бы дурака и воровала, но только всё это без войны, расчленения страны, разрухи, создания полицейского государства, подавления инакомыслия, отъема собственности, многообразной пытки сограждан и однопартийного маразма (имеется в виду фактическая однопартийность, а то формально другие партии, кроме правящей, есть и в Северной Корее).

А потом эта группа не прибегла бы к фальсификации, подчинилась воле избирателей и тихо ушла бы из власти. Так, насколько осязаем был первый (почти идеальный) и второй (нежелательный, но, так или иначе, терпимый) сценарий для Грузии?

Недавно Давид Усупашвили сделал одно примечательное заявление: «Новая политическая сила, в случае победы на выборах, вернется к курсу, декларированному в 2003 году «революцией роз». С тактической точки зрения, эту фразу, наверно, можно счесть проигрышной.

НА БОЛЬШУЮ ЧАСТЬ ОППОЗИЦИОННО НАСТРОЕННОГО ОБЩЕСТВА СЛОВА «РЕВОЛЮЦИЯ РОЗ» ДЕЙСТВУЮТ, КАК КРАСНЫЙ ЦВЕТ НА РАЗБУШЕВАВШЕГОСЯ БЫКА, ИБО АССОЦИИРУЮТСЯ С РЕЖИМОМ СААКАШВИЛИ.

Здесь же, видимо, следует учесть и то, что подобные заявления понятны и приемлемы для американских партнеров. Упомянутый курс ведь, по идее, подразумевает не только утверждение демократии в Грузии, но и лояльность особого типа в отношении Вашингтона.

«Революция роз», прежде всего, была американским проектом. Политическая, информационная и финансовая поддержка американцев имела определяющее значение для «молодых реформаторов» в процессе прихода к власти и ее сохранеия. Поэтому, когда мы говорим о возможности альтернативного сценария, то, наверно, должны установить, насколько он вписывался в планы Вашингтона. Без его согласия, предположительно, ничего не вышло бы, потому что контроль американцев над внутригрузинскими процессами в последние годы был почти абсолютным. В течение определенного времени Белому Дому был нужен именно Саакашвили, и он поддерживал его в самые критические моменты.

Почему Саакашвили, а не Жвания или Бурджанадзе, или кто-то еще? Американские партнеры могли выдворить Саакашвили из процессов гораздо раньше «революции роз», так же, как и приструнить его после вхождения в правительство – такая возможность у них, на самом деле, была. Но, несмотря на то, что угроза, исходящая от Саакашвили, ощущалась задолго до его прихода к власти, американцы, все равно, «тащили» его и защищали. Интересно, зачем?

В 1997-1998 годах мне довелось присутствовать на нескольких неформальных встречах, во время которых американские гости задавали множество вопросов о молодых грузинских политиках. Было явно видно, что они интересовались их характеристикой и возможными перспективами. Вначале этих дискуссий речь, как правило, заходила о Зурабе Жвания. Грузинские участники встреч, в основном, характеризовали его положительно, хотя там же назывались причины, из-за которых Жвания, с очень большой вероятностью, не смог бы стать первым лицом страны. Разговор о Саакашвили начинался чуть позже, после обсуждения еще нескольких политиков.

ПО БОЛЬШЕЙ ЧАСТИ АМЕРИКАНСКИХ ГОСТЕЙ БЫЛО ЗАМЕТНО, ЧТО ОНИ ОТМАХАЛИ НЕ ОДИН КИЛОМЕТР ПО ОПАСНЫМ ДОРОГАМ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ». ОНИ ЗНАЛИ БЛИЖАЙШУЮ ПОЛИТИЧЕСКУЮ ИСТОРИЮ ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ И СССР КАК СВОИ ПЯТЬ ПАЛЬЦЕВ. А ОДИН ИЗ НИХ, СРАВНИТЕЛЬНО ПОЖИЛОЙ, ТАК ХОРОШО ПОМНИЛ ОБО ВСЕМ, ЧТО БЫЛО СВЯЗАНО С ВЬЕТНАМОМ, БУДТО ПРИЛЕТЕЛ В ТБИЛИСИ ПРЯМО ИЗ ПЫЛАЮЩЕГО САЙГОНА.

НЕ ИСКЛЮЧЕНО, ЧТО ВО ВРЕМЯ ЭТИХ БЕСЕД И, В ОБЩЕМ, АНАЛИЗА СИТУАЦИИ В ГРУЗИИ, АМЕРИКАНЦЫ (ОСОБЕННО, ПОСЛЕ ТОГО, КАК В БЕЛОМ ДОМЕ ПОСЕЛИЛСЯ БУШ-МЛАДШИЙ) НЕ РАССМАТРИВАЛИ БЛАГОРАЗУМИЕ ТОГО ИЛИ ИНОГО ГРУЗИНСКОГО ПОЛИТИКА В КАЧЕСТВЕ ОПРЕДЕЛЯЮЩЕГО, ИЛИ ХОТЯ БЫ ПОЗИТИВНОГО ФАКТОРА. ВОЗМОЖНО, НА ПЕРВОМ МЕСТЕ ДЛЯ НИХ СТОЯЛИ ПОКОРНОСТЬ И СПОСОБНОСТЬ «ПОДПИСАТЬСЯ ПОД ВСЕМ».

Как видно, лучше всех на роль «идеальной марионетки», несмотря на все его минусы, все же, подошел Михаил Саакашвили.

Наверно, несерьезно рассуждать о том, что американские партнеры не сразу осознали, насколько проблематичен Саакашвили, и если это, действительно, так и было, в конце 2007 года они получили прекрасную возможность отстранить его от власти. Но тогда они зубами защитили Саакашвили.

На это косвенно указывает и известный комментарий исполнявшей в то время обязанности президента Нино Бурджанадзе: «Мы все знали, что был второй тур, но все закрыли на это глаза. Я прекрасно помню такие… навязчивые советы наших западных друзей, особенно в мой адрес, чтоб ни в коем случае мы не объявляли второй тур».

Вскоре после фальсификации выборов, внезапно скончался Бадри Патаркацишвили, который мог вновь мобилизовать оппозицию и вступить в очень серьезную борьбу с Саакашвили. В августе того же года Саакашвили вовлек Грузию в войну с Россией.

Еще одна реальная возможность замены Саакашвили появилась весной 2009 года. Об этих процессах и двусмысленной роли в них американских партнеров было сказано достаточно, и, наверно, повторять этого не стоит.

Был еще один, ранний, почти забытый эпизод, говорить о котором можно лишь на уровне предположений. На рубеже 2004-2005 годов в обществе пошли, практически, открытые разговоры о том, что Жвания и Саакашвили вступили в серьезное противостояние друг с другом, и премьер-министр в ближайшем будущем планирует скрытую мобилизацию (и, соответственно, координацию) оппозиционных сил, чтоб как-нибудь усмирить зарвавшегося политического партнера… Зураб Жвания скончался 5 февраля 2005 года. Если у него, на самом деле, были подобные намерения (наверняка мы это, вряд ли, установим), можно предположить, что реальная возможность замены или надежного сдерживания Саакашвили возникла бы еще до явлений 2007-2008 годов.

В целом, Грузия имела несколько шансов перейти на альтернативный, сравнительно безболезненный сценарий развития событий. Однако вполне может создаться стойкое впечатление, что какая-то «невидимая рука» вновь возвратила ее на рельсы, ведущие к пропасти.

Выше я упоминал одного американца пенсионного возраста, который прекрасно разбирался в специфике Вьетнама (и не только), и вспомнил один эпизод, связанный с ним. Во время одной из неформальных встреч он весьма «набрался», даже напевал иногда, и рассказал множество интересных историй о Никсоне, Рейгане и почему-то Лехе Валенсе. Ничего «несоответствующего линии партии» он не сказал, просто, сыпал примечательными деталями, в которых прятался не один бес, а целый легион.

В конце концов он дошел до такой кондиции, что один хороший, хотя весьма неопытный молодой грузин спросил его: «И все же, кто убил Кеннеди?». В тот момент я зафиксировал, как с гостя моментально слетел хмель. Он четко произнес: «Молодой человек, Джона Фицджеральда Кеннеди убил Ли Харви Освальд». После этого торжественного объявления официальной версии, он вновь предался удовольствиям застолья, и минут через 10 едва не окунулся головой в салат. Нет, все-таки, старая гвардия была совсем другой…

Такое длинное вступление, наверно, нужно было для констатации того простого факта, что бывают на свете ситуации, когда не можешь выйти за пределы официальной версии, особенно тогда, когда не имеешь на руках достоверных фактов (и даже если имеешь).

Разглядеть американскую тень за многими негативными явлениями, имевшими место в Грузии, можно, но грузинские политики в обозримой перспективе будут вынуждены считаться с мнением Вашингтона и воздерживаться от его критики. Поэтому маловероятно, что в ближайшем будущем станет возможной объективная оценка «революции роз» и полноценное расследование последующих явлений. Всё плохое, видимо, взвалят на Саакашвили, а об его зарубежных партнерах мы ничего особенного не узнаем.

Бескрайнее величие осуществленных ими в Грузии проектов, и в том числе, «революции роз», предположительно, не будет поставлено под сомнение в новой политической мифологии. Позиция нового правительства, вероятно, так или иначе, будет приближена к тому настрою, который Усупашвили вложил в свое заявление. Очень многим это может не понравиться, но по-другому, видимо, не получится. Упоминать «революцию роз» в положительном контексте грузинским политикам придется еще достаточно долго, и осуждать Усупашвили за означенную фразу, наверно, не стоит. В случае надобности, можно припереть его к стенке за другие заявления и осуждать до посинения.

Избавление от подавляющего внешнего влияния, на данном этапе, вряд ли произойдет молниеносно; оно может иметь лишь постепенный, эволюционный характер. Деколонизация сначала должна произойти в сознании общества и, возможно, пройдет довольно много времени, пока мы сможем управлять нашей страной так, что мнение Дяди Сэма по этому поводу будет нам малоинтересно. Кроме того, Вашингтон сегодня – единственная сила, которая пока еще может помешать смене правительства Саакашвили, и раздражать ее, попросту, нерационально.

Ничего не поделаешь, бывают на свете ситуации, когда вместо того, чтоб сказать правду в лицо, лучше проявить прагматизм.

Дмитрий Мониава

30 ноября 2011 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *