Бедность по-постсоветски

Помните один из многочисленных парадоксов советской жизни, когда прилавки в магазинах были пустыми, а холодильники в квартирах – полными? Как это у нас получалось, мы и сами толком объяснить не могли. А уж, когда к нам, не так часто, конечно, как сейчас, но все-таки, приезжали иностранцы, они и вовсе недоуменно разводили руками, глядя, как мы, словно фокусники, доставали ниоткуда и выкладывали на стол просто не существовавшие в нашей действительности продукты. Советского Союза давно нет, а парадоксы остались. О них-то и шла речь в ходе видеомоста Тбилиси-Москва-Кишенев-Ереван, посвященного бедности. С грузинской стороны организатором видеомоста, приуроченного к Международному дню борьбы за ликвидацию нищеты, который отмечается 17 октября, выступил Тбилисский международный пресс-центр «РИА Новости».

Бедность по-постсоветски

Бедность по-постсоветски

Вообще, принято считать, что на планете в крайней бедности живет более миллиарда человек. Увы, к их числу относится и существенная часть граждан практически всех бывших советских республик. Парадокс заключается в том, что независимые государства постсоветского пространства по праву относятся к странам с высоким уровнем образования населения, имеют научный и технологический потенциал, а где-то — и солидную сырьевую базу. То есть, в бывших республиках СССР есть все условия для того, чтобы там жилось неплохо. В действительности, все – ровно наоборот. Получается, что уровень достатка населения в наших странах низок не в силу объективных предпосылок, а вопреки им. Была надежда, что в ходе дискуссии прозвучит ответ на самый волнующий вопрос: почему это происходит? Неужели все мы, то есть, весь бывший советский народ, а также дети бывших советских людей, выросшие уже в независимых государствах – это сборище безнадежных недотеп и двоечников? А если нет, то почему, имея большие, в общем-то, возможности, мы никак не можем устроить себе достойную жизнь?

Начало диалога, впрочем, сильно разочаровало. Гостями студий в Москве, Киеве, Кишиневе и Ереване оказались, главным образом, представители госструктур. И их выступления были очень похожи на отчеты на советских партийно-хозяйственных активах. Создавалось впечатление, что высокопоставленная сотрудница «Росстата» Елена Фролова, первый заместитель министра труда и социальной политики Украины Лидия Дроздова, министр труда, социальной защиты и семьи Молдовы Валентина Булига и эксперт по вопросам экономики (видимо, проправительственного толка) госпожа Наируи Джрбашян не обсуждают с коллегами архиважные для их стран вопросы, а рапортуют. Все они, приводя кучу цифр, говорили примерно одно и то же. А именно, что людей, живущих ниже установленного прожиточного минимума, в их странах становится меньше. Их, конечно, все еще хватает, но существуют государственные программы, которые призваны сократить их число. Проблемы с выполнением программ тоже, разумеется, существуют, но это, утверждали уважаемые участники видеомоста, объясняется объективными причинами, в частности, экономическим кризисом. Все рассказывали и о группах риска, к которым, в частности, относятся многодетные семьи. Тема многодетных семей звучала настолько часто, что лидер «Народной партии Грузии» Коба Давиташвили в тбилисской студии даже позволил себе реплику. «Исходя из ваших выступлений, получается: для того, чтобы не быть бедным, надо быть бездетным. Я с этим не согласен. У меня пятеро детей, и я чувствую себя богаче любого миллионера. Так что, советую не сдерживать себя и иметь детей. Дети – большое богатство».

Вообще, участники в Тбилиси являли собой диаметральную противополножность остальным. Они представляли либо оппозиционные политические силы (Коба Давиташвили, и исполнительный секретарь Лейбористской партии Паата Джибладзе), либо независимое экспертное сообщество (политолог Рамаз Климиашвили, которого трудно заподозрить в особых симпатиях к власти). Джибладзе, кстати, был единственным, кто предложил хоть какой-то выход из создавшегося положения. Он считает, что для улучшения ситуации в бывших союзных республиках (несмотря на оптимистичный тон участников в других городах, положение в их странах в абсолютных цифрах зависти не вызывало) необходимо восстановить экономические связи в пределах постсоветского пространства. Впрочем, особого энтузиазма в связи с этим предложением среди коллег не отмечалось. Говоря о том, что живется в Грузии тяжело (еще бы не тяжело, если размер пенсии существенно ниже официального прожиточного минимума), в тбилисской студии утверждали, что причина — курс нынешней власти. Мол, она мало заботится об экономическом развитии, поощрении малого и среднего бизнеса, создании новых рабочих мест и т.д., а зарубежную помощь расходует не по назначению. «Деньги вкладывают в проекты, которые не имеют перспективы, а люди голодают», — заявил Климиашвили. «Видимо, в Грузии, — сказал Давиташвили он, — положение спасает феномен «большой семьи», когда представители всех поколений семьи живут вместе и помогают друг другу». Важно, по мнению грузинских участников, и то, что порядка полутора милиона граждан страны работают за границей и содержат свои семьи на родине.

Бедность по-постсоветски

Бедность по-постсоветски

Существуют и другие неучтенные доходы.

Эти неучтенные доходы, по мнению директора Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Алексея Шевякова – один из удивительных феноменов постсоветской реальности. Трудно, по его словам, объяснить, каким образом официально признанный безработный каждый год меняет по несколько машин, а его работающий соотечественник не может свести концы с концами. Вообще, если бы этот ученый не включился в разговор, время, проведеноое в наблюдении за видеомостом, можно было бы считать потерянным. Он, конечно, говорил о своей стране – России, но многое из того, что им было сказано, представлялось актуальным и для других государств. По мнению профессора, одна только ситуация с неучтенными доходами свидетельствует: приводимые в ходе дискуссии цифры не отражают реального положения вещей. Да и в том, как складываются эти цифры, есть лукавство. В частности, установленная в наших странах сумма прожиточного минимума (в Грузии она в среднем составляет порядка 130 лари на человека) существенно ниже, чем аналогичный показатель, скажем, в государствах Европы. И реально прожить на наш прожиточный минимум невозможно. Ученый подверг сомнению и факторы, из которых складывается само понятие бедности. «Мы подсчитали, — сказал он, — что, если россиянин со средним доходом перестанет есть, пить, покупать одежду и обувь и начнет откладывать все свои доходы на приобретение жилья, ему потребуется от 30 до 80 лет на то, чтобы купить стандартную квартиру (учтите при этом, что российские стандарты несопоставимо ниже европейских). Так можно ли не считать бедным человека, не имеющего своего угла и надежды когда-нибудь им обзавестись?». Вообще же, считает профессор, никакие государственные программы не дадут результата до тех пор, пока феномен постсоветской бедности не будет исследован серьезно, глубоко и непредвзято.
В пресс-релизе о видеомосте было написано, что 17 октября отмечается «МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДЕНЬ БОРЬБЫ С ЛИКВИДАЦИЕЙ НИЩЕТЫ». Конечно, это просто чья-то досадная опечатка. Но, глядя на то, что происходит вокруг, невольно задумываешься, а с чем у нас, на самом-то деле, ведется борьба – с нищетой, или с ее ликвидацией?

Дэви Бердзенишвили

27 октября 2011 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *