Язык дипломатии

Фраза Д. Камерона на пресс-конференции в Кремле:
«We discussed the need to ensure security and confidence for Georgia and Russia implementing the 2008 ceasefire in full»
http://www.number10.gov.uk/news/pms-press-conference-in-moscow/ ,

похоже, допускает несколько версий перевода:
1. «Мы обсудили необходимость обеспечения безопасности и доверия для Грузии и России, полностью выполняющих соглашение 2008 г. о перемирии».
2. «Мы обсудили необходимость обеспечения безопасности и доверия для Грузии и Россию, полностью выполняющую соглашение 2008 г. о перемирии».
3. «Мы обсудили необходимость обеспечения безопасности и доверия для Грузии и России в ходе выполнения [ими, ею] соглашения 2008 г. о перемирии в полном объеме».
4. «Мы обсудили необходимость обеспечения безопасности и доверия для Грузии и России при условии выполнения [ими, ею] соглашения 2008 г. о перемирии в полном объеме».

Хотя исходя из контекста складывается впечатление, что смысл подготовленной спичрайтерами и прочитанной Камероном фразы близок к третьей и четвертой версиям перевода, с чисто лингвистической точки зрения, допустимы, похоже, все приведенные варианты. Следует отдать должное мастерству профессионалов британской дипломатической службы, оставивших себе немалое пространство для возможных маневров внутри и вне страны при различных вариантах последующих интерпретаций произнесенного текста.

Кремлевская пресс-служба решила проблему перевода этой фразы в своем духе. Она просто не включила ее в опубликованную стенограмму:
http://kremlin.ru/transcripts/12663

Об искусстве перевода и других коллизиях опубликованных текстов пресс-конференции на русском и английском языках см.:
http://springator.livejournal.com/64472.html
http://bbb.livejournal.com/2325218.html

14 сентября 2011 года
http://aillarionov.livejournal.com/2011/09/13/

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *