Абхазия уходит из-под контроля России

.

.

Согласно оценке украинского издания «Комментарии», «Абхазия уходит из-под контроля России».
Такое заключение издание делает на основании создания независимой абхазской митрополии.
«В Абхазии состоялись досрочные президентские выборы. Преемником умершего 29 мая Сергея Багапша объявлен его вице-президент Александр Анкваб. Смена лидера на международный статус республики не повлияет: «абхазский вопрос» останется вопросом «сюзеренов» — Москвы и Тбилиси, которым мнение собственно абхазской стороны малоинтересно. Впрочем, руководство республики не слишком страдает от этой «непризнанности», довольствуясь полнотой власти внутри страны, а также финансовой поддержкой со стороны Москвы, что позволяет и в дальнейшем разыгрывать «абхазскую карту». Однако Абхазия понимает, что интересна России лишь в нынешнем статусе (как Приднестровье, например). Сухуми осознает, что вектор, указывающий в нужном направлении, следует держать четко. И если в политической жизни этот вектор светится в основном в декларациях и речах политиков, то на деле он демонстрируется чем-нибудь «чисто духовным» и для реальной политики безобидным — культурными акциями, например, или «церковным единством». Каковое де-факто Абхазия уже довольно долго хранит с РПЦ, а вовсе не с Грузинской православной церковью, чьей канонической территорией является де-юре. Абхазская церковь слаба и малочисленна. Поэтому очевидным выходом для нее является присоединение на канонических основаниях к какой-либо мощной структуре. А поскольку грузины не устраивают абхазов по многим причинам, остается РПЦ. Именно она сейчас рукополагает клириков для Абхазии, помогает осуществлять торговлю и финансовую деятельность. Собственно, Абхазская церковь сама попросилась под крыло Русской: это, наконец, могло бы свести де-юре и де-факто воедино. Одной из акций, призванных еще раз «засвидетельствовать вектор» и заодно расплатиться с партнерами, стало недавнее приглашение абхазским руководством российского клирика на буквально «золотую» должность наместника монастыря в Новом Афоне.

Но все это ставит патриарха Кирилла в крайне неудобное положение (как война «08.08.08» — его предшественника Алексия). Грузинский патриарх-католикос всегда был верным союзником московского патриарха в его противостоянии с Константинополем. Конечно, при желании можно было бы найти изящное решение, которое пощадило бы чувства грузинского патриарха. Например, принять Абхазскую церковь в статусе архиепископии в юрисдикцию МП, но оставить в управлении Грузинской церкви.
Однако ситуация слишком интегрирована в большую политику — и государственную, и церковную. Во-первых, перераспределение канонической территории, как и «двойная юрисдикция», — опасный прецедент, который может быть использован и в отношении Украинской церкви. Во-вторых, попытка «оторвать кусочек» у Грузинской ПЦ отнюдь не улучшит отношения двух патриархов. В-третьих, у патриарха Илии есть собственные резоны: власть не поймет, если он «отпустит» часть «территории Грузии» под духовное влияние «оккупантов», — пишет издание.

«Пикантности ситуации добавляет то, что с точки зрения Грузинской ПЦ Абхазская находится в расколе. РПЦ напрягает свой дипломатический потенциал, чтобы ее поддержка абхазов не трактовалась как поддержка раскольников — каковой она, по сути, является. Потому что тут же всплывают весьма неприятные аналогии с Украиной, где раскол был «однозначно осужден», а попытки вселенского патриарха помочь отвергались как «вмешательство во внутренние дела РПЦ».

Дело, однако, усугубляется тем, что Абхазская церковь и сама распадается. В ответ на приглашение «варяга» на должность наместника Новоафонского монастыря несколько клириков провозгласили Священную митрополию Абхазии, свободную и от грузинского, и от московского влияния. Они обратились к древности Абхазской церкви: по преданию, авазги приняли крещение от апостола Андрея. Трудно сказать однозначно, чей интерес стоит за этим проектом. Собственно абхазского клира, который не хочет уступать свои места россиянам и устал от канонической неопределенности? Абхазского руководства, которое готовит «священные» основания для независимости страны и заодно «свою» автономную церковь? Вселенского патриархата, который пользуется возможностью прирасти «ничейными» территориями?

Даже если греки и непричастны к созданию Священной митрополии Абхазии, ее появление определенно обусловлено надеждой на их поддержку. И если московский и грузинский патриархи не договорятся, влияние «греческой идеи» будет увеличиваться. Очередной раунд переговоров между патриархами, который состоялся в Киеве, окончился ничем: патриарх Кирилл в этот приезд был слишком озабочен Украиной, чтобы делать резкие движения еще и в направлении Абхазии. Но чем меньше у абхазских православных надежд на участие РПЦ в их канонической судьбе, тем популярнее будет «греческая идея». Что, в свою очередь, создает предпосылки для реальной независимости Абхазии — как минимум в духовной сфере. Впрочем приход «греческой идеи» на каноническую территорию Грузинской церкви только укрепит поддержку московского патриарха со стороны грузинского — теперь вселенский патриарх станет общим неприятелем. Дружба против него позволит поддержать покачнувшийся под ударами политического урагана союз, но осложнит отношения обоих с собственными властями», — заключает «Комментарии».

10 сентября 2011 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *