Пять лживых дней августа

"фи"

"Фи!"

Только ленивый еще не выразил свое «фи» по поводу последнего опуса Ренни Харлина с Энди Гарсия в главной роли — пропагандисткой поделки «Пять дней в августе». Фильм, на который было потрачено 20 миллионов долларов, закономерно провалился в прокате, был в пух и прах разнесен критиками и получил очень посредственный рейтинг на портале IMDB. А во время круглого стола, приуроченного к американской премьере киноагитки, ее создатели открыто признали: пропаганда была для них важнее творчества.

Ренни Харлин сразу заявил, что еще на стадии сценария принес историческую правду в жертву политической конъюнктуре. Лучшие дни финского режиссера, когда он снимал «Крепкого орешка» и «Скалолаза», давно позади, так что теперь он не брезгует киноподенщиной. Лишь бы дали денег. Поэтому главной своей задачей при создании картины Харлин считал потакание вкусам Михаила Саакашвили и его клики.

«Не то чтобы сценарий заверяли в кабинете министров республики, но грузинская сторона осталась довольна и очень нас поддерживала, — без обиняков рассказал режиссер. — Совсем не за дорого нам предоставили для фильма мощности грузинской армии — танки, самолеты. Таким образом нам удалось сделать малобюджетное по голливудским меркам кино, которое совсем не выглядело малобюджетным». Одной фразой финн описал как сверхзадачу своего кинопродукта, так и злоупотребления своего заказчика, готового ради самовозвеличения использовать военнослужащих и технику, находящуюся на обеспечении грузинского бюджета.

О том, сколь сильно Ренни Харлин далек от происходящего на Кавказе, насколько он на самом деле случайный персонаж в идеологической войне, развязанной Саакашвили против РФ и собственного народа, говорит хотя бы то, что он без всякого смущения привлек к созданию своего антикремлевского пасквиля российских каскадеров. Но с него взятки гладки, зато беспринципность грузинского диктатора достойна внесения в учебники грязных политтехнологий.
«Я влюблен в российских постановщиков трюков. Я хотел, чтобы в моем фильме были отличные спецэффекты и трюки, поэтому я решил пригласить русских каскадеров — тех, что работали на «Ночном» и «Дневном дозоре». Когда я сообщил об этом своим грузинским продюсерам, они сказали: побойся бога, и года не прошло после войны. Они не верили, что русские согласятся приехать к нам через границу с грузовиком динамита и делать все эти сумасшедшие эффекты, но я убедил их попробовать», — воздал создатель «Пяти дней в августе» должное российским кинематографистам. Но несмотря на то, что Саакашвили предоставил Харлину полную свободу действий в республике, тот успел познакомиться и с оборотной стороной характера улыбчивого грузинского деспота — его параноидальной шпиономанией, которая в лучших традициях Иосифа Сталина насаждается в закавказской республике повсеместно.

«Был интересный момент, когда мы с группой были на грузинской военной базе, смотрели на вертолеты и самолеты, и со мной был русский постановщик трюков. И вдруг полковник, который нам все показывал, спрашивает: а ты откуда? Из России, отвечает тот. Они мгновенно закрыли базу, выгнали нас и вообще ужасно разозлились — думали, что это шпион. Я им, конечно, все объяснил, но напряжения на площадке хватало», — вспоминал режиссер. Он не скрывает, что в своем фильме не стремился показать реальные перипетии августовского конфликта, его вполне устраивала история войны в том виде, как ее интерпретировал Саакашвили и его подручные. И которая в докладе комиссии Тальявини признана ложью.

«Как режиссер, я должен был выбрать одну сторону. Я верю, что рассказал историю правдиво, на основе той информации, которой владел», — отметил Ренни Харлин. Но, став за деньги винтиком пропагандистской машины диктатора из Авлабари, ни он, ни другие участники съемочной группы сами так и не поверили в ту версию событий, которую все же не постеснялись транслировать другим. В этом смысле особенно красноречивы слова исполнявшего роль Саакашвили Энди Гарсия: «Не важно, кто выстрелил первым. Мы как общество должны научиться решать такие проблемы дипломатическими методами, потому что страдают невинные люди». Вряд ли его герой разделял подобные воззрения, когда отдавал приказ начать бомбардировку Цхинвала. И ему уж точно не все равно, кто выстрелил первым. Потому что Саакашвили это знает лучше кого бы то ни было. Иначе бы и не понадобилась столь невнятная голливудская агитка, которая, судя по провальным цифрам проката, все равно не сумела никого убедить.

4 сентября 2011 года
Сергей Подосенов

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *