Второй раунд «церковной» схватки в Абхазии

В оккупированной Абхазии продолжается борьба – то ли за души верующих, то ли за

Второй раунд

Второй раунд

самый крупный и доходный объект местной церковной инфраструктуры в виде Новоафонского монастыря апостола Симона Кананита. Противостояние возобновилось спустя три недели после т.н. «церковно-народного собрания», которое собрало 15 мая в Новом Афоне полторы тысячи сторонников двух абхазских монахов – Дорофея Дбара и Андрея Ампара, выступивших против главы т.н. «абхазской епархии» Виссариона Аплиа и объявивших о создании самостоятельной «священной митрополии Абхазии». Теперь они запрещены в служении, и в качестве ответной меры покидают Русскую Православную Церковь, в лоне которой были рукоположены.

Два письма из Майкопской и Адыгейской епархии РПЦ, заштатными клириками которой являются Дбар и Ампар, доставили им 7 июня в монастырь представители команды Аплиа — иеромонахи Сергий Джопуа и иерей Далмат Гопия. Представительство лиц духовного сана усиливал своим присутствием уполномоченный абхазского кабинета министров по делам религии, а заодно председатель абхазского общества охотников и рыболовов Резо Кация, заявивший, что прибыл по поручению и.о. «президента» Александра Анкваба. Чиновник религиозного профиля потребовал от афонских монахов расписку в получении писем. Однако, как поведал в своем блоге один из их активных сторонников, абхазский журналист Ахра Смыр, «последующая реакция о. Дорофея не позволила членам делегации изложить свои требования…»

Так или иначе, на второй день письма попали в интернет благодаря профессору Московской Духовной академии дьякону Андрею Кураеву, несущему российскую миссионерскую миссию в Абхазии в явной кооперации с Виссарионом Аплиа. Это одинаковые указы, в которых епископ Майкопский и Адыгейский Тихон Лобковский запрещает иеромонахов Дбара и Ампара в священнослужении сроком на один год, просит их «не разрывать ризы Господни» и «обратиться к покаянию и исправлению». Причины перечислены: это «самочинные действия по образованию так называемой «Анакопийской митрополии», предпринятые без благословения канонического священноначалия», а также «созыв противоканонического сборища народа, самочинно выдвинувшего кандидата во епископы». Отличаются указы только именами мятежных монахов. И тем, что Дорофею припоминают прежнее запрещение в священнослужении, наложенное 17 июня 2007 года архиепископом Майкопским и Адыгейским Пантелеймоном Кутовым; а Андрею – «имевшие место неоднократные увещевания со стороны священноначалия, не возымевшие успеха».

Ответ был скор и гневлив. На следующий же день, 8 июня, Дорофей Дбар, как председатель совета своей «митрополии», ответил епископу открытым письмом, подписавшись при этом архимандритом – чин, полученный им во время учебы в Греции и не признаваемый РПЦ. Ответ этот выделяется склочным тоном, обильно пересыпан вопросами и претензиями, а в конце несет отпечаток то ли великой обиды, то ли великих амбиций.

«Прежде всего, хочу спросить Вас, почему столь серьезное решение как «запрет в священнослужении на год» вы присылаете мне априорно, не вызвав на епархиальный церковный суд, не выяснив сложившейся ситуации, не выслушав священнослужителя?» — вопрошает епископа Тихона иеромонах-архимандрит Дбар. При этом он ссылается на «Положение о церковном суде Русской Православной Церкви», принятое на Архиерейском соборе РПЦ МП 26 июня 2008 года. «Церковный указ, касающийся меня как священнослужителя, я получаю посредством чиновников правительства Республики Абхазия! – продолжает возмущаться о. Дорофей — Почему, наконец, Вы не предупредили меня, хотя бы по телефону? Не говоря о том, что Вы были обязаны вручить этот «указ» мне лично в руки в управлении Майкопской и Адыгейской епархии».

Еще один повод для возмущения – то, что письма дошли до Дбара с опозданием в две недели (указы епископа датированы 26 мая). Далее идет разбор совсем уже скучных, но, видимо, имеющих значение для этой интриги деталей стародавнего противостояния с Аплиа, с экскурсами в 2007 и 2008 годы. Суть в том, что о. Дорофей обвиняет Майкопскую и Адыгейскую епархию в совершении церковного преступления, «за которое отвечать придется ей перед Богом». Поскольку, мол, в первый раз епархиальное управление запрещало Дбара в священнослужении «по личной просьбе иерея Виссариона Аплиаа» (как будто во второй раз это сделано без его участия) и при этом не информировала о принятом решении самого запрещенного. Тем самым нарушив постановления о церковном суде РПЦ.

Ну а под конец идет пассаж, ради которого ответ епископу получил характер открытого письма. «Вы, называя Церковно-Народное Собрание, прошедшее в Новом Афоне, «сборищем», оскорбили не только меня, архимандрита, который готов смириться с этим оскорблением, но и абхазский православный народ, собравшийся в этот день в монастыре святого апостола Симона Кананита, — заявляет Лобковскому Дбар. — Вы, епископ, который ведет свою архипастырскую деятельность на Кавказе, должны хорошо знать, понимать и уважать традиции коренных народов Кавказа, иметь представление о болезненном восприятии неуважения к ним. Поэтому я призываю Вас принести свое публичное извинение за оскорбление церковного народа Абхазии, участвовавшего в Собрании, названном Вами «сборищем»!»

Этот выпад представляется весьма странным для священника, да еще рукоположенного в РПЦ, поскольку слово «сборище» употребляется в каноническом праве и в обиходном церковном языке, не являясь ни уничижительным, ни оскорбительном — так же, например, как слово «тварь» и многие другие. Однако это совсем не странно в контексте абхазского противостояния иеромонахов. Спекулируя данным словом, о. Дорофей пытается обратить атаку на себя в оскорбление чуть ли не всего абхазского народа, что позволило бы ему усилить общественную поддержку афонской братии в Абхазии. Ретранслируя «церковный» конфликт в межнациональную плоскость, он ловко манипулирует чувствами и фобиями абхазской паствы. И чтобы побольше людей почувствовали себя задетыми, напоминает, кто участвовал в пресловутом «сборище». Помимо священнослужителей, монахов и мирян, это — депутаты абхазского «парламента» и «другие представители государственной власти», а также «представители различных партий и движений, широкий круг общественных организаций, интеллигенция и молодежь, многие известные и уважаемые люди».

Финальный аккорд резкой отповеди епископу – «всякое долготерпение простых священнослужителей и мирян, Церковного Народа, тоже имеет конец, и не будут они терпеть бесконечного произвола священноначалия».

«Я до сегодняшнего дня оставался клириком Московского Патриархата, верным чадом Русской Православной Церкви и пытался избегать открытой конфронтации с бюрократией, — пишет лидер афонских «протестантов». — Но, раз во главу ставятся не интересы Православной Церкви в Абхазии, а иные, мы, архимандрит Дорофей (Дбар) и иеромонах Андрей (Ампар), в ближайшее время подадим рапорт Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу и Священному Синоду Русской Православной Церкви о нашем выходе из лона Русской Православной Церкви».

В общем, мятежный дух сепаратизма в Апсны по-прежнему силен, и некогда пробудившие его русские имеют хороший случай в этом убедиться. А грузины, наблюдающие за крысиной возней раскольников внутри раскола, могут убедиться в непреходящих духовных ценностях нынешнего абхазского общества. Мирские сторонники Дбара и Ампара — которые, как правило, представляют местную политическую оппозицию — вдобавок ко всем прежним грехам обнаружили у Виссариона Аплиаа еще один, самый страшный. Информация о нем распространяется пока что среди абхазских юзеров в социальных сетях. Суть компромата в том, что батюшка Виссарион, оказывается (и прости Господи) является грузином. Более того — он якобы признавал свое преступное происхождение в беседе с Католикосом-Патриархом всея Грузии, когда встретился с Илией Вторым в Даниловском монастыре Москвы в 2004 году. Впрочем, ключевой момент здесь в последнем пункте — в том, что признавал. А сам факт того, что Аплиаа «в девичестве» носил фамилию Пилиа — общеизвестен. И таких абхазов, у которых при необходимости можно вскрыть грузинские корни — порядка 70 процентов.

Сейчас в стане сторонников афонской братии – тревога и мобилизация. По распространяемым среди них слухам, 10 июня Виссарион Аплиаа придет захватывать монастырь Симона Кананита, по согласованию с абхазским руководством. Якобы, т.н. «премьер-министр» Сергей Шамба уже пообещал «правильным» и угодным России священникам придать им в подкрепление сотрудников силовых структур. Произойдет ли в пятницу большая драка в Новом Афоне – мы узнаем всего через два дня.

21 июня 2011 года
http://rus.expertclub.ge/

 

 

Святой Апостол Симон Кананит или Зилот

В келье Симона Кананита

В келье Симона Кананита

Согласно преданию святой апостол Симон проповедовал учение Христово в Иудее, Египте и Ливии. Возможно, проповедовал вместе с апостолом Иудой Фаддеем в Персии.

Есть сведения (скорее всего, легендарные) о посещении апостолом Симоном Британии.

По преданию апостол принял мученическую кончину на Черноморском побережье Кавказа, был заживо распилен пилой.

Погребён в городе Никопсии — нынешний Новый Афон в Абхазии.  Впоследствии (в XIX веке) на предполагаемом месте подвигов апостола, близ Апсарской горы, был сооружён Новоафонский монастырь Симона Кананита

Храм апостола Симона Кананита в Новом Афоне (Грузия)

Храм апостола Симона Кананита в Новом Афоне (Грузия)

Монастырь был построен у древнего храма апостола Симона Кананита, где под спудом почивают его святые мощи. Неподалеку от храма находится пещера, в которой, по преданию, уединялся и молился Симон Кананит. Пещера эта в 1884 году освящена водосвятием, и в ней поставлена икона святых апостолов Андрея и Симона, именем которых она называется с незапамятных времен.

 

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *