ТЫ СКАЖИ, ТЫ СКАЖИ, ЧЁ ТЕ НАДО, ЧЁ ТЕ НАДО…

Тотальная слежка в Грузии

Тотальная слежка в Грузии

Грузинское население в очередной раз унизили новым безобразным «законом», который подразумевает взятие людей под постоянный контроль и тотальную слежку в любом общественном месте – будь то кафе-бар, аптека, училища, больницы, салоны или др., не говоря уж об улицах и казино.

В развитых странах беспричинная слежка за личностью считается преступлением. Там видеокамера устанавливается по решению хозяина объекта, без вмешательства со стороны государства, а не по принуждению. Наше же правительство, напротив, вынуждает владельцев приобрести и установить камеры наблюдения. С 1 ФЕВРАЛЯ МЫ СТАЛИ МИШЕНЯМИ «НЕВИДИМЫХ» ШПИОНОВ!

Уже планируется и ввоз новых кассовых аппаратов, которые будут переданы бесплатно, взамен старых. Пока  выяснилась разница между старыми и новыми кассовыми аппаратами, производители были в восторге от «доброй воли» властей. Однако у команды Саакашвили и на сей раз нашлась коварная задумка. Дело в том, что, как стало известно производителям, В НОВЫЕ КАССОВЫЕ АППАРАТЫ ВМОНТИРОВАНЫ ЧИП И ВИДЕОГЛАЗ, КОТОРЫЕ ФИКСИРУЮТ КОЛИЧЕСТВО ВНЕСЕННОГО ТОВАРА, УЧЁТ, РАЗМЕР ПРИБЫЛИ И Т.Д.

Если не в столь далеком прошлом жертвами слежки и прослушивания становились лица, занимавшие высокие должности, сегодня в жертву этому закону приносится достоинство самих граждан. Что может быть для человека более оскорбительным, чем когда кто-то, одержимый недоверием, наблюдает за ним! Где тут прописанная в Конституции неприкосновенность личных прав каждого гражданина!?

Количество недовольных тотальной слежкой, и правда, достигает пика. «Грузия и мир» поинтересовалась соображениями политиков и других известных в обществе людей. Надо сказать, что В ДАННОМ, КОНКРЕТНОМ, СЛУЧАЕ МНЕНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ ВСЕХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ ИДЕНТИЧНО.

ЗАЗА ГАБУНИЯ, «христиан-демократ», член тбилисского Городского Совета:

— Какое дело Мерабишвили, что я покупаю в магизине или аптеке! Цель всего этого – тотальный контроль. Понятно, «аппетит приходит во время еды». А для чего еще нужна вся эта остервенелая катавасия акций, направленных на популяризацию полиции?

В аптеке, магазине и салоне красоты, так же, как и дома (или в любом другом месте) человек должен чувствовать себя свободно. Что покупает, как ведет себя человек, когда бы и где бы то ни было,- если он не нарушает закон, то это только его пространство. А этим решением, бесспорно, ограничиваются всякие свободы.

КАХА КУКАВА, один из лидеров Консервативной партии:

— В Грузии происходит тотальное нарушение прав человека, как в отношении политиков, так и других людей. Мы не раз видели примеры этого и в телеэфире. Конституция Грузии запрещает массовую слежку. Кроме того, в Уголовно-процессуальном кодексе указано, что слежка и прослушивание допустимы лишь в том случае, если ведется следствие по делу. Аналогичный принцип действует во всех демократических странах. Это авторитарное государство, и подобное принято только в ему подобных, например, в Средней Азии, Китае, Иране и т.д.

КАХА ДЗАГАНИЯ, один из лидеров Лейбористской партии:

— Тотальный монтаж видеокамер – не только попытка грубого вмешательства в личную жизнь, это еще и средство сбора спецслужбами грязных провокационных материалов для шантажа политических противников.

ДАВИД ЗУРАБИШВИЛИ, член Республиканской партии:

— Вы, что, до сих пор воображали, что, и вправду, живете в независимой стране? Меня уже ничто не удивляет…

Что касается общественных деятелей, они высказали не менее категоричные соображения, чем политики.

ГИЯ БУРДЖАНАДЗЕ, актер:

— Почему за нами должны следить везде? Это во многих смыслах отрицательно скажется на обществе. Во-первых, монтирование этих устройств вынужденное, и, соответственно, связано с затратами. Поэтому, чтоб возместить их, они удорожат препараты или другую продукцию. Кроме того, крайне неприятно, когда ты говоришь, хотя бы, о чем-то личном, и знаешь, что тебя подслушивают. Это недостойные действия. В нормальных странах по этому поводу суд выносит приговоры. Но где здесь суд?

ГУРАНДА ГАБУНИЯ, актриса:

— Прежде всего, представляю, в какие суммы обойдется монтаж этих видеокамер. Люди и так голодные, да еще тратить деньги на это? У человека нельзя отнимать его прав. Скажут, не хочет, пусть не заходит, но ведь это уже нарушение права! Что я куплю в аптеке, это мое личное право. Например, недавно я обошла массу аптек, пока не нашла то лекарство, которое мне было нужно. Получается, что я везде буду зафиксирована?!

ТЕМУР ЦИКЛАУРИ, певец:

— Говорят, «на воре шапка горит». Ладно, раз они этого желают, пусть следят за мной, сколько хотят. Но тут же хочу задать вопрос: а имеют ли люди право на голод и смерть? Но что поделаешь, такова моя земля – все на всех смотрят.

НОННА ГАПРИНДАШВИЛИ, шахматистка:

— Это ужас! Другой оценки в связи с этим вопросом не существует, разве что, у «правительства». Не думаю, чтоб нормальный человек считал иначе.
Если наше руководство еще скажет, что слежка видеокамерами неприемлема только для тех, кому есть, что скрывать, тогда «признаем», что прозрачную и чистую жизнь ведут только представители власти, а всё общество, включая вышеперечисленных заслуженных общественных деятелей, оказывается криминальным.

Эка Робакидзе
5 февраля 2011 года
Грузия и Мир

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *