Бывший пациент Национального центра по борьбе с туберкулезом расшифровал схему «отмывания покойников»

 Национальный центр по борьбе с туберкулезом

Национальный центр по борьбе с туберкулезом

В Национальном центре по борьбе с туберкулезом, расположенном по адресу ул. Маруашвили, №50, что около Худадовского леса, больные проходят курс лечения в тяжелейших и опасных для жизни условиях. Об этом нам сообщил один из пациентов диспансера Роман Карапетян, связавшийся с нами на прошлой неделе и просивший заняться данным вопросом. Журналист еженедельника «Грузия и мир», естественно, незамедлительно занялся выяснением ситуации, сложившейся в лечебнице, и для этого связался с руководством диспансера, в частности с исполнительным директором Центра – Егором Каландадзе. Тот отрицал все претензии в адрес его заведения и говорил, что оно соответствует международным стандартам. Тогда мы решили связаться с соответствующим ведомством Министерства здравоохранения. Там отказались отвечать на наши вопросы по одной причине – их сочли абсурдными и беспочвенными…

Нам ничего не оставалось, как обратиться к Роману Карапетяну для выяснения деталей происходящего в Национальном центре по борьбе с легочными заболеваниями.

_ Роман, по телефону вы нам говорили, что пациенты Национального центра по борьбе с туберкулезом находятся в тяжелейших условиях. Расскажите конкретно, что вы имели виду?

_ Я пробыл там примерно два месяца и своими глазами видел, как в палатах, рассчитанных на три человека, лежали пять и более пациентов. Санитарные нормы и рацион питания не соблюдались. Но более всего меня возмутило то, что больные с закрытой и открытой формами находились в одной палате. Этого даже никто не скрывал, будто в этом нет никакого нарушения закона, будто это не может иметь фатальных последствий для больных с закрытой формой туберкулеза и не представляет серьезной угрозы для любого человека. Таким образом, все больные, содержащиеся в таких условиях, фактически обречены. Такова реальность, это не должно происходить в цивилизованной стране.

_ Если все так, как вы говорите, сами больные не предъявляют претензий медперсоналу и дирекции Центра?

_ Лично я три недели провел в палате с больными открытой формой, не зная этого. Узнав правду, я, естественно, сильно разнервничался и потребовал разъяснений. Видели бы вы, как отреагировали врачи – они сказали, что в больнице не хватает палат. И сказали таким тоном, будто перед ними стоит не человек, а скотина, которой все равно, куда ее поместят…

_ А что другие пациенты?

_ Вопрос этот волновал всех, но многие боялись слово произнести, так как больным туберкулезом дают ваучер на 25 лари и лечат бесплатно. Вот они и боятся потерять все это.

_ Был ли случай смерти пациента, наступившей в результате ухудшения состояния больного закрытой формой уже после того, как его поместили в палату, где лежали больные с открытой формой?

_ Если не ошибаюсь, 10 января скончался пациент с закрытой формой, который лежал в одной палате с больными открытой формой. И раньше были подобные случаи. Конечно, не приведи Господь, но и в будущем будут, так как никто не обращает внимания на это безобразие и никто ничего не делает, чтобы пресечь подобные нарушения.

_ Вы пробовали поставить в известность соответствующее госучреждение, хотя бы Министерство здравоохранения, о происходящем в тубдиспансере?

_ Нет, и не собираюсь, так как считаю, что это бессмысленно. Потому что там прекрасно все знают, что творится в любой больнице. Более того, все они повязаны одной веревочкой. К примеру, Национальный центр по борьбе с легочными заболеваниями тесно сотрудничает с Министерством по исполнению наказаний. И знаете, в чем состоит это сотрудничество? Когда в тюрьме умирает больной туберкулезом, его переправляют в диспансер и оформляют, будто бы он скончался в больнице. Я сам видел из окна палаты, когда проходил курс лечения, как в больницу из тюрьмы доставили труп арестанта…

_ Это серьезное обвинение в адрес ведомства Калмахелидзе…

_ Повторяю, все это я видел своими глазами. Тут же скажу, что «отмывание покойников» — не единственная форма помощи Национального центра по борьбе с легочными заболеваниями правительству в его темных делах. Более того, руководство Центра не гнушается и другими методами поддержки «Нацдвижения». Один раз, например, представитель руководства запретил нам, пациентам больницы, выходить из здания до четырех часов вечера. Хотя причины нам не объяснили. Сначала нам было непонятно, что происходит, ведь ранее такого не было. Только потом я понял, что это было связано с выступлениями оппозиции, и нас потому запирали в здании, чтобы мы не приняли участия в акциях протеста. Такая ситуация в диспансере и сегодня. Судите сами, насколько нормально все это и может ли так продолжаться дальше?

После беседы с Романом Карапетяном мы связались с правозащитницей Наной Какабадзе с тем, чтобы она прокомментировала ситуацию в Центре по борьбе с туберкулезом.

_ Для меня не новость то, что в тубдиспансере пациенты содержатся в невыносимых условиях. Это свидетельство циничного и негуманного отношения государства к людям, а в особенности к больным арестантам. На сегодняшний день в тюрьмах свирепствует туберкулез, больным требуется срочная медицинская помощь. Но их не переводят в больницу, более того, когда они требуют лекарств и помощи, их жестоко избивают и пытают. Если больной умирает, то его отправляют в больницу с тем, чтобы сфабриковать документ, будто бы ему был проведен полный курс лечения, но ничего не помогло. Я знаю не один такой факт, да и обществу это известно, но, к сожалению, никакой реакции ни со стороны людей, ни со стороны неправительственных организаций нет. Этим, наверное, частично обусловлен произвол властей. В связи с чем призываю всех граждан, в особенности родственников заключенных, не закрывать глаз на подобные беззакония и не прощать. Сегодня мы имеем дело с чудовищным авторитарным режимом, силой, которая все подавляет. Единственный выход – отстранить его от власти и политики.

23 января 2011 года
Грузия и Мир

Джаба Жвания

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *