Не надо нас готовить, ничего у вас не выйдет!

Совесть нации
Совесть нации

На прошлой неделе в «Диалоге» Давида Паичадзе с Бекой Миндиашвили прозвучала главная тема, на которую откликнулся сам Католикос-Патриарх Всея Грузии. Было много откликов, но, я думаю, что несколько важных вопросов, заслуживающих внимания читателей, остались без внимания. В той же передаче в качестве одного из аргументов прозвучала знаменитая фраза Маркса, перекочевавшая из советского словаря атеиста в лексику либеральных философов, о том, что религия – опиум для народа. Признаюсь, что как-то у меня был разговор с моим дедом Католикос-Патриархом Давидом Пятым на эту тему. Чему удивляться, ведь этому нас учили в школе. Выходит, что мой собственный дед – распространитель опиума?

Патриарх очень терпеливо объяснил мне тогда, что эта цитата вырвана коммунистами из контекста, что на самом деле у Маркса было так: «Религия – это вздох угнетенной твари, сердце бессердечного мира, подобно тому, как она – дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа». И слово «опиум» в то время имело совсем другой смысл, нежели сегодня. Тогда это, прежде всего, было болеутоляющее, которое приносило людям хотя и временное, но облегчение. Нынешние наши идеологи прибегают к ленинской трактовке марксовского выражения, так как не читали его трудов. В лучшем случае пользуются цитатами советского периода. Хотя это не единственный вопрос, в котором они «плавают». Также они «прекрасно осведомлены» в вопросах современного либерализма, что сразу видно из перлов, которые они периодически выдают. В действительности, не опиум, а ежедневная доза тяжелого синтетического наркотика вкатывается грузинскому обществу посредством похожих, как близнецы, телеканалов, основное назначение которых уничтожение всего, что ассоциируется с самоидентичностью грузин. И, надо сказать, что во многих вопросах они преуспели. Последовательное смещение грузинского языка с доминантных позиций, постепенное исчезновение слова «родина» из грузинского информационного поля. Сейчас настал черед православия: недопустимо, чтобы более 80% населения доверяло церкви и ее пастырю. Как же уничтожить это доверие? Наше юное правительство привыкло действовать по готовым конспектам. Слоган газеты «Коммунист» 1982 года — не единичное исключение. Кроме Маркса, у местных политтехнологов на вооружении еще и цитаты из Энгельса: «Для того, чтобы возможно было нападать на существующие общественные отношения, нужно было сорвать с них ореол святости»! Хотя Энгельс эти слова писал в связи с эпохой Реформации, но какая разница? — коммунисты ведь тоже не имели в виду выборы Угулава, когда в заголовок газеты вынесли – «Еще многое нужно сделать!».

Срывание ореола святости уже началось несколько лет назад теми, кто до революции был ничтожеством и кто себя почувствовал человеком уже после ноябрьской «Революции роз» имени Святого Георгия. Именно себя, так как, несмотря на щедро розданные чины и научные степени, для общества их моральный и интеллектуальный уровень так и остался на нулевой отметке.

Они приглашают друг друга на теле- и радиопередачи, присваивают друг другу звание профессоров, ссылаются друг на друга и восхваляют друг друга. Им даже в голову не приходит, что они отделены от остального мира звуко- и светонепроницаемым стеклом. Они не замечают людей и их проблем, так как у них нет таковых. Они ведь стараются не смотреть по сторонам. Для них – жизнь прекрасна. В своих стеклянных зданиях (больших и малых) они не только знать ничего не желают о чужих проблемах, но и всех считают неблагодарными.

Да, мы неблагодарны. У нас нет никакой благодарности за их распрекрасную жизнь. Мы дураки, так как не поняли, что к своей цели надо идти по трупам.

Мы отсталые, так как не живем по правилу «Будь волком больше, чем сам волк».

Мы темные, так как все еще не позволяем втоптать в грязь наши святости.

Мы плохие и жалкие, так как не желаем жить по правилам, прописанным другими.

Как-то я сказала вслух то, о чем догадалась незадолго до т.н. «революции роз»: меня не интересует, что они думают обо мне, поскольку эти люди не способны думать; они живут чужими цитатами. Словно вампиры, они подпитываются той реакцией, которая возникает у нас в ответ на их идиотские заявления.

Несколько месяцев тому назад, когда группа людей, известных обществу плохой репутацией, обратилась к Патриарху с вопросами, я ответила журналисту, что Святейший не должен отвечать на них, так как надо, чтобы эта маргинальная группа прекратила выступать от имени общества. Тогда ответа не последовало. Но на этот раз Святейший счел нужным говорить о телепередаче на проповеди. На это есть своя причина. Ему известно то, о чем, в отличие от оппонентов, он не будет говорить публично, потому что он думает о всех, в том числе и о тех, кому указал на их грехи и о ком молится.

«У Патриарха свое мнение, у меня своя передача!» — заявляет Давид Паичадзе. Ему и в голову не приходит, что передача не его, а наша, так как она идет на общественном канале. Повод для того, что он аппелирует словом «моя», ему дала оппозиция, которая не сумела вернуть обществу общественное телевидение.

«Не намерен идти на поводу у тех, кто будет с улицы диктовать мне, как вести мою передачу» (как видно, слово «мой» прочно укрепилось в его лексиконе! А мне неловко писать, что курсив мой! – Н.Д.). И это говорит тот, кто оправдывал и оправдывает похищение у людей права на управление государством!

Я, со своей стороны, не намерена корректно объяснять Пайчадзе, что его передача ничего общего не имеет с журналистскими стандартами. Она скорее умещается в стандарты идеологической обработки, и цели у нее изначально не журналистские. Цели совсем другие – «великие и светлые!»

Этот узкий круг людей так же далек от веры и от глубокого познания вопросов духовности, как в 60-е годы (да и во все последующие) Советский Союз от горизонтов коммунизма. Но это им не мешало, прищурив глаза, говорить о том, что «Патриарх находится под их покровительством». Нет, господа, он не нуждается ни в чьем покровительстве. Нам надо себя защитить, свои ценности, свое будущее, хотя…

Сто лет назад грузины, бывало, при встрече спрашивали друг у друга: «Ну как, Илью* еще не убили?». Это свидетельство того, что Грузия как бы готовилась к тому, что произошло в 1907 году близ Цицамури.

Нана Девдариани

Нана Девдариани

Не надо нас готовить, ничего у вас не выйдет!

Нана Девдариани

P.S. Патриарх сказал в проповеди: «Нет безгрешных. Но если человек сознает свои грехи, исповедуется и причащается, Бог простит все его прегрешения».

В том же журнале «Табула» в рубрике «О том же» приведена заметка от 1989 года о том, что аятолла Хомейни призывает к смертной казни над писателем Салманом Рушди. Между указанием на грехи и призывом к смертной казни поставлен знак равенства. Опиум отдыхает, синтетический наркотик работает!

Илья Григорьевич Чавчавадзе (груз. ილია ჭავჭავაძე; 27 октября (8 ноября) 1837 — 30 августа (12 сентября) 1907) — князь, грузинский поэт, публицист и борец за национальную независимость и суверенитет Грузии. Канонизирован Грузинской православной церковью как св. Илья Праведный в 1987 году. Одна из самых знаменитых национальных фигур Грузии начала XX века. Сегодня Илью Чавчавадзе считают Pater Patriae (Отец отечества) Грузии.]

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *