Советская традиция: борьба с символами

Конституция меняется.

Сколько помню себя, всегда менялась.
19 лет меняется и никак не изменится так, чтобы никогда больше не меняться.

А знаете, почему так происходит? Потому, что грузин никак не смог измениться, вот почему. Мы не можем измениться – народ, политики, правительства, не можем изменить себя изнутри, не можем победить в себе беспорядочность, амбиции, безответственность, эгоцентризм и инфантилизм, а что нам Конституция, десять раз меняли и еще сотню раз поменяем. Не мы вносим главные изменения – изменения внутри нас.

Народ, в общем, выражает такое же безразличие по отношению к этой реформе, какое всегда выражал в течение всех 19 лет. Однако обязательно начнет шуметь постфактум, когда реалии более отчетливо будут названы своими именами.

Политики вновь упрямятся (история 19 лет независимости – история упрямства грузинского политика). Как себя помню, в такое время иностранцы всегда просят одного и тоже же: не менять Конституцию на скорую руку, а мы все равно, не то что не спеша, а молниеносно, наспех вносим изменения – хоп-хоп-хоп…

Сколько помню себя, всегда заявляют, что главные начальники примеряют Конституцию на себя и, действительно, так всегда получается.

Сейчас вроде происходит то же самое.

Сомневаюсь вот насчет этого: вновь придется зря платить зарплаты парламентариям, а избранникам народа вновь придется шататься взад и вперед от безделья.

Но когда парламентарий бездействует, ему в голову приходят тысячи глупостей и затем, так как он избранник, он заявляет эту глупость во всеуслышание.

Хотя, мне очень нравятся внезапные инициативы вредоносных парламентариев.

Если помните, недавно, один заупрямился, мол, нужно выдворить бюст поэта Пушкина с площади Свободы. Он был зол на российских генералов и, так как не мог справиться с ними, решил расправиться со скончавшимся двести лет тому назад оккупантом-стихотворцем. Фигурально говоря, «поколотил» бюст.

Однако, кто знает, может именно из-за этой угрозы русские оставили село Переви? Русские, как вы знаете, чрезмерно любят своих писателей – не исключено, что они могли уступить имеретинское село в обмен на Пушкина.

Ну вот, если так, может начнем думать об изгнании Лермонтова? Помните, наверное, где он стоит?

А сейчас другой парламентарий сообщил нам очередную мудрость: для того, чтобы забыть советский период и советские преступления, нужно запретить советскую символику.

Какая смелая и благородная идея! Я уверен, эта затея больше всего понравилась бы Сталину: разве не он научил нас переписывать историю? Если бы он не был диктатором, смог бы защитить диссертацию на эту тему

Чтобы забыть совершенное преступление необходимо стереть его следы.

Нет следов? Значит, не было преступления.

В то же время, будто опасаясь именно этого, депутат заявляет: мы должны истребить и запретить советскую символику, чтобы никто не захотел называть именами советских вождей улицы и партии, или не взялся за создание барельефов в советском стиле.

Как хорошо известен нашему депутату характер Грузина… если бы соскобом барельефов и запрещением серпа и молота возможно было уничтожение в нас самих маленьких и больших «сталинов» и советизма, сейчас мы не беседовали бы об очередных конституционных изменениях… при чем тут барельеф? Легко бороться с фасадами и символами! Вдобавок, я сомневаюсь, что кто-нибудь захочет назвать какую-нибудь улицу именем Чебрикова, Косыгина или Громыко, а вот, существование улицы имени Джорджа Буша – чисто советский стиль. Какое значение имеет причина, поведение является классически грузино-советским.

Борьбу с советскими символами я не считаю оправданной и с эстетической точки зрения – соцреализм это искусство, китч и он придает городу (или любому конкретному строению) дополнительный интересный и оригинальный оттенок. В этом случае я заявляю об этом не только из-за боязни исчезновения-переписи истории.

Сохранение советской эстетики я считаю значительным и по практической причине – нравится нам это или нет, туристы в большей степени интересуются домом-музеем Сталина и другими экзотическими элементами советской планеты, чем застрявшим недалеко от Метехи стеклянным мостом.

Так что оставим в покое борьбу с символами и задумаемся о содержательных изменениях. Ведь труднее всего бороться с самим собой.

7 ноября 2010 года
Новости-Грузия
Лаша Бугадзе,
журнал «Либерал» (перевод: Миранда Тавадзе)

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *