Голубые горы, или Неправдоподобная история

Фильмы, предвосхитившие перестройку. «Голубые горы, или Неправдоподобная история»
Тема абсурдности жизни в период позднего коммунизма так или иначе затрагивалась во всех рассмотренных уже нами фильмах: «Гараж», «Остановился поезд», «Полёты во сне и наяву», очень сочно была продемонстрирована в «Родне».

Но, пожалуй, самым ярким произведением по раскрытию этой темы стала работа грузинских кинематографистов 1984 года под названием «Голубые горы, или Неправдоподобная история» (сценарист Резо Чейшвили, режиссёр Эльдар Шенгелая). Именно в отношении этого фильма звучит более чем справедливой сакраментальная фраза: Кафка отдыхает.

Молодой сотрудник некоего издательства Сосо приносит несколько экземпляров только что законченной им повести, которую он назвал «Голубые горы, или Тянь-Шань». Все эти экземпляры он раздаёт самым ответственным работникам издательства, дабы они почитали и приняли решение: печатать или не печатать. В числе этих ответственных сотрудников оказываются:
директор Важа Зазаевич. Впрочем, в издательстве он бывает чрезвычайно редко (постоянно пропадая на каких-то высокопоставленных банкетах), да и появляется ненадолго, успевая поздороваться с попадающимися на глаза сотрудниками, выслушать их краткие сообщения об успехах и проблемах, оценить и те и другие коронным вердиктом «Очень хорошо!», открыть холодильник, единственным содержимым которого являются бутылочки «нарзана», откупорить и пригубить одну из них, получить по телефону вызов на очередной банкет и срочно убыть до следующего внезапного появления;

его заместитель Отар, всё рабочее время проводящий на устроенном во дворе издательства винограднике — на хозяйстве (!);

редактор Васо, который более всего озабочен тем, что стена, возле которой находится его рабочий стол, потрескалась и картина, висящая на ней, когда-нибудь непременно упадёт ему на голову. Весь фильм он пытается добиться от какого-то бюрократа, чтобы картину перевесили, но тот только заставляет его обращаться в разные инстанции и писать всё новые бумажки. Так что редактору совсем не до чтения рукописей (а картину ближе к концу фильма всё-таки перевесят — и она таки упадёт на голову несчастному Васо там, на новом месте);

ещё пара сотрудников с не вполне понятными обязанностями — «уважаемый Иродион», который перманентно собирается в отпуск и всё никак не может в него уйти, а на рабочем месте всё время что-то варит в кастрюльке на электроплитке, а также вечно отсутствующий Гиви, которого постоянно и безуспешно разыскивают два странного вида шкафообразных молодца и которому приходится просто подсунуть рукопись под дверь кабинета.
В издательстве ещё много очень колоритных сотрудников (а в фильме — персонажей) — наверное, нет смысла их всех перечислять. Все они (кроме Гиви, которого никогда нет) торжественно обещают рукопись «завтра прочитать» и тут же чуть не на глазах у Сосо засовывают её куда поглубже. Экземпляров всего пять — а выражающих желание почитать куда больше. Кто-то берёт рукопись  на ночь со строгим наказом утром вернуть — и возвращает утром, так и не прочитав: не было времени!

В результате проходит год (!), а рукопись так никто и не прочитал. Важа Зазаевичу очень долго рукопись не может передать секретарша Тина, заперев её в ящике стола, а как только наконец передаёт, он тут же забывает её на ближайшем банкете. Отар сунул свой экземпляр куда-то в небезопасное место в своём виноградном хозяйстве — и она вся размокла, став нечитабельной. Васо и Иродион выданные им экземпляры тоже куда-то задевали, а Гиви так и не появился (и рукопись, наверное, так и лежит под дверью его кабинета). Приходится бедному Сосо просить очаровательную молодую редакторшу  напечатать ещё несколько экземпляров с рукописного текста и нескольких листов, чудом избегнувших воздействия влаги в отаровом винограднике.

В издательстве никто не выполняет своих служебных обязанностей: кто играет в шахматы, кто осваивает интенсивный аудиокурс французского языка, кто выращивает виноград, кто нанимает на работу маркшейдера (спрашивается, зачем издательству горный инженер?). А рукописи читает один-единственный человек — и тот разнорабочий, и тоже в ущерб своим прямым обязанностям: вместо того, чтобы красить стены или прибивать какие-то нужные гвозди, он забирается на свою стремянку, достаёт откуда-нибудь с верхней полки всеми забытую папку с отпечатанными листами — и читает. Он и Сосо говорит: дай мне — я быстро прочитаю! Но у Сосо нет ни одного свободного экземпляра…

Фильм очень смешной и смотрится на одном дыхании. В некоторые моменты буквально, что называется, сползаешь с кресла. (Чего стоит, например, устроенное Важа Зазаевичем общее собрание коллектива издательства с обсуждением никем не читанной повести!)

И в то же время фильм очень грустный. Он имеет два заглавия: первое — «Голубые горы» — просто повторяет одно из заглавий многострадальной повести, написанной главным героем; а вот второе… Второе заглавие — «Неправдоподобная история» — это просто лёгкое кокетство перед цензурой. Попытка состроить невинное личико, в то время как под ним прячется гнусная ухмылка. Ни за гротеском и абсурдом, ни за кокетливым заглавием не удаётся спрятать вопиющего правдоподобия этой истории. И как только сквозь смех над происходящим ты вдруг понимаешь, что всё у нас — вся система управления и хозяйствования — устроены по сути точно так, как в этом условном грузинском издательстве, становится по-настоящему жутко. Становится ясно, что со всем этим нужно что-то делать — и срочно.

Голубые Горы [Part 1 of 9]

Голубые Горы [Part 2 of 9]

Часть ?

Голубые Горы [Part 3 of 9]

Голубые Горы [Part 4 of 9]

Голубые Горы [Part 5 of 9]

Голубые Горы [Part 6 of 9]

Голубые Горы [Part 7 of 9]

Голубые Горы [Part 8 of 9]

Голубые Горы [Part 9 of 9]

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *