ТАК ВЫПЬЕМ ЖЕ ЗА ТО, ЧТОБ НАШИ ЖЕЛАНИЯ ВСЕГДА СОВПАДАЛИ С НАШИМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ!

На прошлой неделе мировые медиа озвучили соображения Владимира Путина в связи с проблемами территориальной целостности Грузии, которые весьма удивили зарубежных экспертов. Видение будущего, которым поделился с ними российский премьер, отличалось от официально декларированной Москвой позиции, и содержало важные доводы в пользу возможного воссоединения страны.

ВТОРОЙ ТОСТ ПУТИНА

6 сентября Владимир Путин, будучи в Сочи, принимал зарубежных гостей. На встрече с дискуссионным клубом «Валдай», который объединяет западных журналистов и представителей академических кругов, российский премьер коснулся и грузинской темы. На прошлой неделе участники встречи делились с медиа деталями беседы с Путиным.

«ОН, КАК БУДТО, ХОТЕЛ СКАЗАТЬ, ЧТО СУЩЕСТВУЮТ ПУТИ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ЦЕЛОСТНОСТИ ГРУЗИИ»,- заявил представитель «Wall Street Journal» Роберт Легволд из Колумбийского университета, и добавил, что «был удивлен словами Путина о Грузии».

А Сэмюэл Чарал, директор программ России и Евразии «Американского центра прогресса», в интервью, данном «Голосу Америки» уточнил детали состоявшейся беседы: «Премьер-министр говорил о Грузии. Он сказал, что когда-нибудь этим троим (здесь Чарал отметил, что не знает, какое «коллективное» имя подобрать всем троим) – Грузии, Абхазии и Южной Осетии придется вместе принимать решение о дальнейшей форме отношений между ними, и он не знает, будут ли они межгосударственными или нет, т.е. О ВЕЧНОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ АБХАЗИИ И ЮЖНОЙ ОСЕТИИ НЕ БЫЛО СКАЗАНО НИ СЛОВА»,- подчеркнул Чарал, который расценил этот отрывок из выступления Путина как «новый момент». На вопрос корреспондента «Голоса Америки» — не возникло ли каких-либо сомнений в связи с проводимой Россией в регионе политикой – Сэмюэл Чарал ответил: «Имеется в виду, что президент никогда не ошибается. Ошибок никто не признает, но ТО, ЧТО РОССИЙСКОЕ РУКОВОДСТВО СМЯГЧИЛО ПОДХОД, УЖЕ ВИДНО, т.к. у самой России очень сложные отношения с этими т.н. независимыми государствами».

Это уже второй случай, когда Владимир Путин делает заявление подобного содержания. Первое упоминание о возможности восстановления территориальной целостности Грузии (это происходило на юбилее Евгения Примакова) в ноябре прошлого года, журналист «gazeta.ru» описывал так: «Путин сразу же предупредил нас, что он хорошо понимает, что все сказанное выйдет за пределы зала, более того, он надеется на это. После чего сделал поразительное заявление, что РЕШЕНИЕ ВОПРОСА О ВОССОЕДИНЕНИИ ГРУЗИИ ВОЗМОЖНО. И НЕ СУЩЕСТВУЕТ ВОПРОСОВ, КОТОРЫЕ МЫ НЕ МОЖЕМ РАЗРЕШИТЬ. «И ПУСТЬ ОН (ПРИМАКОВ) ПОЗАБОТИТСЯ ОБ ЭТОМ».

Примечательно, что оба эти заявления были сделаны в неформальной обстановке, за столом, в условиях, когда сказанное приходится передавать третьим лицам. В то же время, пресслужба Путина ни в одном, ни в другом случае не сделала никаких комментариев к заявлениям но ничего и не отрицала, что означает косвенное подтверждение сказанного.

В первый раз главным адресатом месиджа Путина была грузинская общественность, а во второй – западная, причем, в этом случае, в роли «ретрансляторов» выступили представители академических кругов, люди, которые, как правило, выбирают слова и отвечают за них.

В общем и целом, Чарал дал сочинской встрече такую оценку: «Ясно было, что оттуда хотели передать какие-то сигналы»; «такие форумы – способ передачи Западу определенных посланий». Как известно, «Голос Америки» контролируется государством. ТО, ЧТО МЕСИДЖИ ПУТИНА РАСПРОСТРАНИЛИСЬ ПОСРЕДСТВОМ СЭМЮЭЛЯ ЧАРАЛА, ДОСТАТОЧНО ЯВНЫЙ СИГНАЛ ТОГО, ЧТО ВАШИНГТОН ВОСПРИНЯЛ ИХ АДЕКВАТНО И ПРИНЯЛ К СВЕДЕНИЮ.

У Белого Дома есть два основных варианта действий: а) постараться «заморозить» сегодняшнее положение, которое дает ему возможность для критики России, и продолжить поддержку правительства Саакашвили с рассчетом на перспективу создания на Южном Кавказе твердого плацдарма; б) разделить видение Кремля по поводу будущего Грузии и, соответственно, снять эту конфликтную тему с повестки дня, что даст Штатам возможность получить поддержку России в решении других, более масштабных вопросов. Москва же, со своей стороны, освободится от той критики, которую ей приходится выслушивать на международной арене из-за поддержки сепаратистских регионов.

Понятно, что если Вашингтон выберет второй вариант, правительство Саакашвили, вероятно, будет раздавлено как лягушка, которую, друг за другом, переедут «Т-90А» и «М1А2 Abrams». А ДЛЯ ГРУЗИИ ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ СВЯЗАНО (если судить по заявлению Путина) С ВОЗМОЖНОСТЬЮ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ЦЕЛОСТНОСТИ. А В ТАКОМ СЛУЧАЕ ПУТИ ВЛАСТЕЙ И ОБЩЕСТВА, НАДО ПОЛАГАТЬ, НАВСЕГДА РАЗДЕЛЯТСЯ.

В Вашингтоне хорошо сознают, что в путинской схеме «нормализации» (во времена «холодной войны» у этого термина был гораздо больший подтекст, чем сейчас) для Саакашвили места не будет, на что Москва указывала уже не раз.

Сложность ситуации для администрации Обамы состоит и в том, что Россия может приступить к «нормализации» и независимо, так, что у США, практически, не будет возможности этому воспрепятствовать, как это уже было в 2008-м.

Актуализация Путиным этой темы содежит два основных подтекста: с одной стороны, он предлагает Вашингтону, на волне «перезагрузки», сотрудничество в решении этого вопроса (так же плодотворно, как в Украине); с другой стороны, использование такой формулировки, как «придется решать вместе», подразумевает подтекст «так будет», что, со своей стороны, указывает на то, что У КРЕМЛЯ ЕСТЬ ВИДЕНИЕ БУДУЩЕГО ЮЖНОГО КАВКАЗА, И К ЕГО КОНСТРУИРОВАНИЮ ОН МОЖЕТ ПРИСТУПИТЬ И ВНЕ СОТРУДНИЧЕСТВА С ВАШИНГТОНОМ, ПРИЧЕМ, В ОБОЗРИМОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ.

В противном случае, российский премьер, видимо, и не коснулся бы этой темы, или же ограничился бы описанием происшедшего конфликта и фиксированием официальной позиции Росиии в связи с создавшейся (нынешней) обстановкой.

Серьезность этого подхода, вероятно, почувствовали не только в Вашингтоне, но и в Тбилиси.

БЕЗ ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫХ УСЛОВИЙ…

«ГРУЗИЯ ГОТОВА К РАЗГОВОРУ С РОССИЕЙ В ЛЮБОЕ ВРЕМЯ, В ЛЮБОМ МЕСТЕ, ПО ЛЮБОМУ ВОПРОСУ – БЕЗ КАКИХ-ЛИБО ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫХ УСЛОВИЙ».

Это заявление сделал министр иностранных дел Грузии, Григорий Вашадзе. отвечая на вопрос эстонского журналиста» («Интерпрессньюс»), и добавил к нему следующий пассаж: «Это и есть разница между демократическими и недемократическими государствами. Россия говорит, что не желает диалога с правительством Грузии, демократически избранным населением», хотя это, наверно, уже лирика, и маловероятно, чтоб кого-нибудь заинтересовало мнение Вашадзе по этому поводу.

Еще одна примечательная деталь: через несколько дней после заявления Путина, в российских медия появились публикации о том, что граждане России, этнические русские, и в Абхазии, и в Южной Осетии сталкивались со значительными проблемами. Среди них стоит выделить публикацию в «Комсомольской правде» с заголовком, который еще совсем недавно невозможно было представить в русской прессе: «Первые плоды независимости: абхазы отнимают у русских квартиры». Если эта тенденция сохранится и в последующие месяцы, то, вероятно, у российской общественности образуется информационный фон для того, чтоб до ее слуха дошел месидж следующего содержания : «Абхазия и Южная Осетия проблемны, лучше, чтоб «эти трое» (как выразился Сэмюэл Чарал) – ГРУЗИЯ, АБХАЗИЯ И ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ – САМИ РЕШАЛИ СВОИ ДЕЛА, а мы только обеспечим безопасность и займемся модерацией общих вопросов».

Все эти факты пока, конечно,- отдельные ниточки, хотя любая ткань когда-то состояла из отдельных ниточек…

Сегодняшнее правительство Грузии, наверняка, осознает, что «перезагрузка» и согласованные действия США и России в регионе представляют для него смертельную опасность. Поэтому всеми доступными методами они пытаются убедить Вашингтон в собственной значимости и необходимости сохранения плацдарма в Грузии. Иногда эти усилия принимают парадоксальные формы.

АНГЛИЙСКИЙ: НАСИЛЬНО МИЛ НЕ БУДЕШЬ…

«БЕЗ СДАЧИ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА, СТУДЕНТЫ С 2011 ГОДА НЕ СМОГУТ ПОЛУЧИТЬ ДИПЛОМ»,- об этом, на выездном заседании правительства, объявил министр просвещения и наук, Дмитрий Шашкин («Интерпрессньюс»).

На этом же заседании Михаил Саакашвили сказал следующее: «Мы объявили, что для учителей, которые сдадут экзамены по английскому и компьютеру, будет надбавка в 150 лари, но заявляю, пусть будет 200. То же относится ко всем полицейским, работникам патруля — на всех уровнях: кто сдаст английский и компьютер, получит 200-ларовую прибавку к зарплате» («GHN»).

В выступлении Саакашвили было еще одно примечательное лирическое отступление, после того, как он подчеркнул, что все выпускники университета должны владеть английским языком: «Мы не можем перевести университеты на англоязычное обучение, ибо очень многие абитуриенты и те, кого зачислили, и грузинский-то не ахти знают». ЭТО «НЕ МОЖЕМ ПЕРЕВЕСТИ» ВЕСЬМА ИНТЕРЕСНО,- СААКАШВИЛИ, КАК БУДТО, ОТВЕЧАЕТ НА ЧЬЕ-ТО, СДЕЛАННОЕ РАНЕЕ, ПРЕДЛОЖЕНИЕ, хотя не исключено, что невообразимая идея перевода высшего образования на английский язык пришла в голову ему самому (там, в приципе, рождались и другие проекты подобного пошиба).

Параллельно, продолжался массовый «ввоз» педагогов по английскому языку для школ (педагогами мы назовем их условно, ибо у большинства из них не имеется никакого опыта преподавания). Короче говоря, ВСЕ ИДЕТ ТАК, БУДТО МЫ ДЕЛАЕМ ПЕРВЫЕ ШАГИ НА ПУТИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ МАНИАКАЛЬНОЙ ИДЕИ ПО ОБЪЯВЛЕНИЮ АНГЛИЙСКОГО ВТОРЫМ ГОСУДАРСТВЕННЫМ ЯЗЫКОМ.

В любом случае, особенно после заявления министра просвещения, стало ясно, что правительство присваивает английскому языку, в отличие от других, особый, приоритетный статус, что противоречит целому ряду норм. Это, вероятно, следует расценить, как одно из проявлений навязчивого желания присоединить Грузию к англоамериканскому миру, хотя, очевидно, что тот, кто планирует эти мероприятия, очень плохо знает страну, которой (пока это так) управляет.

Общеизвестно, что ГРУЗИНЫ НЕ ВЫНОСЯТ, КОГДА ИХ К ЧЕМУ-ТО ПРИНУЖДАЮТ, И, В ОТВЕТ НА ПОДОБНЫЕ ПОПЫТКИ, ТВОРЯТ ПРОТИВОПОЛОЖНОЕ. Это чем-то напоминает острую аллергическую реакцию. Результатом этого, с большой долей вероятности, может стать новая, и без того назревающая, волна антиамериканизма, отказ от всего, что связано с Америкой, будь то продукты, майка с изображением статуи Свободы, или что-то еще… Более того, Тбилиси такой странный город, что на навязывание английского может ответить усиленным изучением немецкого, французского, русского или, вообще, китайского, да еще и их демонстративным применением.

Лично я собираюсь изучать испанский, у него красивое звучание, к тому же он актуален: «Patria o Muerte!», более того – «Viva la Libertad!».

Дмитрий Мониава

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *