«ЧЕКАННЫЙ КРЕСТ МОЖЕТ ВОЙТИ В КНИГУ ГИННЕССА»

Илия Пророк (медь с латунью, инкрустированная полудрагоценными камнями)1975 год.

Его творчество известно не только в Грузии, но и в странах, где приходилось работать и участвовать в выставках: в Москве и Киеве, Париже и Никосии, в кипрских монастырях Махерас и Киккос… А всего таких городов около 60. Наш гость – известный мастер чеканки Тамаз Гозалишвили.

— Батоно Тамаз, думаю, главной темой нашего разговора будет чеканка – расскажите, пожалуйста, где вы впервые приобрели эти навыки?
— С детства любил рисовать и лепить. Но, признаюсь, в школьные годы главным увлечением был спорт: четыре года занимался велоспортом, потом боксом. Получил первый юношеский разряд. Но тут произошло событие, на первый
взгляд, незначительное, но сыгравшее решающую роль в моей судьбе. Я случайно стал свидетелем разговора двух педагогов нашей 41-й школы: учитель по труду Омар (Александр) Джапаридзе показал свою чеканку учителю истории, спрашивая его мнение об этой работе. Мне очень захотелось сделать нечто подобное, и я попросил Омара научить меня этой премудрости. От него я получил первые уроки и тут же применил на практике. Вскоре принес ему свой первый опус, который назвал “Отелло”. Он не ожидал такой быстрой реакции с моей стороны, но главное удивление вызвало не это, а качество работы. Я старался сделать свою чеканку интереснее и представил в ней 7 планов (фонов). Джапаридзе сказал, что ему больше нечему меня учить – надо показать мою работу именитым мастерам. Я принес свои работы известному чеканщику Гураму Габашвили. Он их рассматривал долго, я даже стал сомневаться, стоило ли к нему обращаться? Но потом он произнес фразу, которая меня окрылила: “Если бы на мне была шапка, я бы снял ее перед тобой”.

После такой оценки мастера у вас был прямой путь – в Академию художеств.

— Ничего подобного не произошло. Отец считал, что мои занятия чеканкой всего лишь хобби, а вот диплом инженера – это стабильное будущее. И я поступил в Свердловский лесоинженерный институт на строительный факультет. С дипломом инженера вернулся домой и начал работать прорабом на строительстве подземных коммуникаций ТЭВЗа.

А как же чеканка?

— В то время в Тбилиси открылось предприятие “Солани”, выпускавшее художественную продукцию. Я отнес туда свои работы, которые получили высокую оценку, и мне сделали новые заказы. Однако заниматься чеканкой приходилось урывками, и тогда пришло желание уйти со строительства и полностью переключиться на эту работу. Мои близкие встретили такое решение с тревогой. Но я был уверен в своем выборе.

Мастерство чеканки известно давно, а когда оно появилось в Грузии?

— При раскопках в Грузии обнаружены предметы малой пластики, которые датируются I-II тысячелетием до н.э. В Грузии чеканка называлась “окромчедлоба” — златоваяние или златокузнечное дело. Одна из ранних чеканных работ грузинских мастеров – диск “Святой Мамант, сидящий на льве” (покровитель торговли и достатка) находится в Золотом фонде Грузии, его можно видеть и на современной грузинской монете достоинством 10 тетри. В одном из культурных центров Южной Грузии – монастыре Опиза в XII веке работали замечательные мастера Бека и Бешкен Опизари, созданные ими произведения рельефной пластики – оклады Бертского и Цкароставского евангелий, чеканная икона Спаса – образцы высокого искусства.

— В каком направлении развивалось в дальнейшем мастерство чеканки?

— Как ни странно, это древнее искусство на какое-то время утратило актуальность. Но в середине прошлого века оно переживало возрождение, можно даже сказать, настоящий бум. Из элитарного это искусство стало более демократичным, войдя как элемент оформления интерьера в городской дизайн.

Вы продолжали творческое общение с Гурамом Габашвили?

— Он поверил в меня и поддержал, рекомендуя для участия в фестивалях народного творчества в Москве, Киеве, других городах. В течение 20 лет мои работы представляли там грузинскую чеканку и всегда отмечались наградами. Накануне Московской Олимпиады 1980 года я получил заказ от Московской мэрии изготовить две тарелки диаметром 30 см с изображением спортивной символики и гербов городов, где ранее проходили Олимпийские игры. Эскизы к тарелкам были выполнены известным графиком Котэ Челидзе (внуком Котэ Марджанишвили). Изготовил также сувенирные блюда диаметром в 50 см для делегаций союзных республик.

Какие еще этапные выставки вам запомнились?

— На изломе веков, в 1999 году Союз художников Грузии организовал выставку под названием “Дерево-металл”, где были представлены избранные произведения, созданные за минувшее столетие. В экспозицию включили шесть моих работ: “Предок”, “Кахетинец”, “Святой Георгий”, “Тайная вечеря” и др. После этой выставки, в 2000 году я был приглашен работать на Кипр.

Это была длительная поездка?

— По приглашению Кипрской апостольской церкви я пробыл там пять лет и работал очень интенсивно. Главной базой был монастырь Махерас. Расположенный на высоте 870 метров над уровнем моря, он напоминает неприступную крепость с узкими окнами-бойницами. Это монастырь Богоматери, относящийся к XII веку, известный тем, что владеет одной из икон, написанных Лукой Евангелистом. Икона Богоматери была найдена в одной из пещер острова, рядом находился нож, поэтому она была названа “Богоматерь Махерас” (махерас по-гречески — нож), такое же название носит монастырь. Для этой иконы мной был создан серебряный оклад, затем его покрыли позолотой. В оклад включены три бриллианта, три рубина и 108 жемчужин.

Вы видели и другие достопримечательности Кипра?

— Монастырь Киккос тоже владеет иконой кисти Луки. В этом монастыре хранятся и другие сокровища христианского культа, в том числе златотканое покрывало, созданное женой грузинского царя Ираклия II. Для этого монастыря я сделал серебряный крест высотой 1 м 80 см. Но это не предел: для одной из церквей Никосии я создал крест еще более крупных размеров: 2 м 40 см. Думаю, он может претендовать на помещение в Книгу рекордов Гиннесса как самый высокий серебряный крест в мире.

А увидеть ваши работы можно было только в кипрских монастырях?

— Зрители могли посетить мою выставку в Никосии, где фигурировал весь пантеон кипрских икон, оформленных мною. Были представлены и работы вполне светского содержания, в том числе сделанные по заказу 1200 золотых коллекционных монет. В 2003 году в Париже проходила совместная грузино-кипрская выставка, куда я тоже был приглашен и где мои работы пользовались успехом. А кипрская церковь наградила меня золотой медалью.

Участие в выставках сделало ваше творчество популярным во многих странах

— По примерным подсчетам, мои работы демонстрировались в 58 странах мира, знакомя с особенностями грузинского искусства, внося национальные элементы в глобальный процесс взаимообогащения культур.

Есть ли у вас ученики?

— К сожалению, учеников нет – у молодежи нынче иные интересы. Жаль, если этот вид искусства не получит развития, ему, быть может, придется пережить новую полосу забвения. Хотя пока нет оснований для тревоги: в Грузии работают замечательные мастера, такие как Бидзина Бидзинашвили, Исико Картвелишвили, Борис Бабаян… И еще одно хочу добавить: я знаком с творчеством многих мастеров чеканки, работающих в разных странах мира, но смело могу утверждать, что наши художники, несомненно, занимают первые позиции.

— Расскажите о семье.

— Я мтацминдский парень, родился в старом тбилисском районе. Семья наша жила, как тогда было привычно, в небольшой квартире в итальянском дворике. 20 лет назад получили квартиру в новом районе, который называют “Африкой”. Вначале было неуютно на новом месте, но вскоре обжились и нашли много положительного в нашем нынешнем быте – чистый воздух, перед домом свой садик и главное, кроме хорошей квартиры, у меня большая мастерская, где я могу спокойно работать вдали от городской суеты. С моей женой Тамарой мы были однокурсниками в Свердловске, вместе вот уже 42 года. Сыну Василию 40 лет, дочь Елена чуть моложе, они с семьями живут в Москве. Василий по профессии инженер, но интересы его намного шире – он преподает каратэ (обладает черным поясом), бывший десантник, занимается разными видами спорта, а сейчас еще и пишет фантастические романы под псевдонимом Василий Горъ. Дочь программист. Дети подарили нам трех внуков. Конечно, нелегко, когда самые близкие люди живут в другой стране. Но они стараются приезжать к нам почаще.

— А ваши интересы тоже не ограничиваются работой?

— Увлекаюсь философией, изотерикой, в особенности работами Е.Блаватской, Штайнера, книгами об экспедициях по Тибету, Индии, и сам люблю ходить в походы, работать в саду, заниматься спортом, а еще с давних времен собираю автомодели и читаю книги по искусству, политике. Все это помогает в творчестве.

Желаю вам дальнейших успехов и спасибо за интересный рассказ.

Беседовал Александр МИНАШВИЛИ
Газета «Вечерний Тбилиси»
от 7 августа 2010 года

1

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *