Грузия без Сталина

После демонтажа памятника Сталинy в Гори 25 июня президент Саакашвили заявил: «Сейчас мы в XXI веке, и у нас есть своя история, как у независимого государства. В Грузии не может одновременно существовать музей оккупации и памятники оккупантам». Сторонники демонтажа (в основном — члены правящей элиты) аргументируют свою позицию тем, что Сталин «диктатор, тиран, повинный в массовых репрессиях». Все бы ничего, но в 2003 году, когда Саакашвили мобилизовывал массы на революцию, митинг в Гори он как раз-таки устроил у пьедестала паматника Сталинy, и тогда его сторонники многозначительно подчеркивали, что «они оба» родились 21 декабря. Аргумент сторонников власти мог бы и сработать, но до Сталина революционная власть Грузии расправилась с памятниками Давида Строителя (его перенесли к въезду в город, спиной к Тбилиси), в Батуми — Мемеда Абашидзе (деда Аслана Абашидзе, сделавшего немало для возвращения Аджарии в лоно Грузии), Ильи Чавчавадзе (его памятник перенесли в менее приметное место, как и памятник Мемеда Абашидзе). Допустим, царя Давида Строителя можно было бы обвинить в деспотизме (хотя в XII веке Грузия еще не состояла в Совете Европы, и это еще как-то можно было простить, но как же быть с тем, что президентскую присягу Саакашвили принес именно на могиле Давида Строителя?), но в чем же провинились Чавчавадзе и Абашидзе? Они-то уж точно не были тиранами и диктаторами и к репрессиям не имели никакого отношения! Особый случай — снос мемориала Славы в Кутаиси; его взорвали именно в день рождения Саакашвили (т.е. Сталину). Грузинские коммунисты, находящиеся ныне на полулегальном положении, тут же прореагировали и заявили, что уничтожение мемориала является лишь пробным камнем и подготовкой общественного мнения к тому, чтобы перенести или уничтожить памятник Сталина. Кто бы прислушался к коммунистам, если даже представителя Pеспубликанской партии в горийском местном самоуправлении пригласили на спектакль по принятию решения о переносе памятника лишь на роль статиста; все уже было решено, причем самое смешное в этой истории то, как принимало решение «просроченное» сакребуло (орган местного самоуправления) после избрания нового. «Республиканец» долго возмущался по поводу этого незаконного решения, напрочь позабыв, что точно так же принял поправки в Конституцию Грузии в 2004 году парламент, срок действия которого истек 22 ноября 2003 года. Но тогда «республиканцы» проходили по партийным спискам Единого национального движения (впрочем, республиканцы всегда проходят по чужим спискам, своего рейтинга не хватает на преодоление 7 %-го барьера). Со стороны может показаться, что подобные решения власти Грузии принимают спонтанно, однако это ложное представление; еще в 2008 году государственный министр Георгий Барамидзе поставил вопрос о переносе памятника Сталинy в Дом-музей. Последовала бурная реакция в СМИ. Тему на время «забыли». Летом 2009 года газета «24 часа» напечатала «Обращение к гражданам Грузии» (хорошо, что оно не начиналось словами «Братья и сестры!»), в котором хорошо известные общественности придворные НПО и эксперты требовали переноса памятника из центра Гори. Вероятно, по «случайному» совпадению, они тоже предлагали убрать его в Дом-музей Сталина. На годовщину войны неизвестные написали на подножии памятника: «Твое место в музее» (все же в музее, а не на свалке истории!), «Убирайся!». В конце августа памятник облили красной краской. Уже после демонтажа памятника главный редактор журнала «Табула» Тамар Чорголеишвили (супруга второго дипломата Грузии — Гиги Бокерия) в телеэфире рассказала, как приглашала пожилых горийцев в кафе, чтобы изучить их мнение по поводу переноса памятника. Зачем же нужно было тратиться на кафе, если в сентябре 2009 года газета «Квирис Палитра» провела социологический опрос, по результатам которого 68,4% опрошенных были против переноса памятника, 17,8% — поддержали, а 13,8% затруднились с ответом. Осмыслить результаты опроса было несложно, и они были осмыслены: до местных выборов в мае 2010 года памятник никто не трогал, а сразу после выборов, дабы не нервировать те самые 68%, памятник снесли под покровом ночи и за кордоном полиции. Долго спорили политики, оценивая произошедшее; одни возмущались вандализмом, другие тем, что «народ не спросили» (будто все остальные решения согласовывались именно с народом!), но в угаре споров незамеченным прошел снос памятника Сталину в те же дни в центре города шахтеров — Ткибули. Война против памятников не нова. Этим занимались во все времена. Но поистине беспрецедентный масштаб это явление получило именно после прихода к власти большевиков. Сносили все, что напоминало о царской власти, да и не только. Но природа не терпит пустоты; на места старых памятников сооружались новые (те самые, которые с упоением снимают сегодня). Публикации в грузинской прессе свидетельствуют о том, что вполне осмысленное и рациональное решение о переносе памятника обрастает мистическими, сакральными покровами. Представление Саакашвили Кроносом, оскопляющим Урана, невольно создает мифологическую (и идеологическую) основу для утверждения исторической и сакральной миссии Саакашвили. Впрочем, большинство публикаций все же отражают мысль, что Саакашвили в сравнении со Сталиным, как пигмей рядом с гигантом. Более или менее общелиберальная установка — «Сталин тиран и диктатор», присутствует в подавляющем большинстве обсуждений. Самое слабое звено при этом то, что тиран и диктатор руководил народом, победившим фашизм. Чтобы решить эту диллему, надо решить и вопрос с победой над фашизмом. Тут на смену старым приходят новые мифы. Мифологизация исторических процессов (как прошлого, так и настоящего) присутствует в современной политологической мысли весьма широко. То, что принято называть «переписыванием истории», чаще всего является неуклюжей попыткой втиснуть исторический процесс в прокрустово ложе желаемой идеологии. Мы уже проходили миф о «победившей идеологии» — коммунизме. Теперь на эту роль претендует либерализм. Но миф не останавливается на текущем моменте, он отбрасывает тень в прошлое. Так, автор книги «Конец истории и последний человек» Френсис Фукуяма в своей апологии либеральной демократии дописался до тогo, что спроецировал «мощь Америки» на прошлое. Рассказывая о предтечах нынешних неоконсерваторов, он пишет: «Сдвиг вправо был практически неизбежен, и не только из-за того, что из Советского Союза стала просачиваться информация о сущности сталинского террора; дело еще и в том, что капиталистическая Америка выступила против нацистской Германии и сыграла ключевую роль в поражении Гитлера, а также Японии. Здесь проявилась неограниченная, по всей видимости, мощь Америки, которая и привела к абсолютно правомерному с точки зрения морали (по всеобщему мнению) исходу Bторой мировой войны». Учитывая то, что автором этих строк является весьма и весьма уважаемый ученый, становится ясно, что снос и перенос памятников (не только генералиссимуса, но и простого солдата-освободителя) — вполне в русле нового политического мифа. Действительно, если «Сталин тиран», «советский народ — преступен, раз он мирился с его режимом», если даже победа во Второй мировой войне — заслуга США, то что же остается от заслуг Сталина, да и всего народа бывшего СССР? Напрочь забыто и то, что коммунистическая идеология была весьма популярна и на 3ападе, в том числе и в США (впрочем, как сегодня на бывшем советском пространстве — либерализм). Не принято вспоминать и о маккартизме, ударившем по американским интеллектуальным кругам. Тем, кто удивляется «Акту Патриота» Джорджа Буша-младшего, следовало бы повнимательнее перечитать новейшую историю без сюсюкания. Но ведь готовые формулы гораздо легче усваиваются и удобны в применении. Весьма любопытно в этом смысле заглянуть в прошлое 50-летней давности, в послевоенные годы. «После опубликования в Австрии ряда материалов о культе личности Сталина и массовых репрессиях советских граждан бургомистр города Вены, в последующем президент Австрии, Йонас при многотысячном стечении народа на площади, названной в 1945 году именем Сталина, лично сорвал табличку «Сталинплац», заявив, что австрийцы, верные своей дружбе с советским народом, не считают возможным именовать площадь своей столицы ненавистным всем русским именем Сталина. Прах советских воинов-героев, похороненных в центре Вены, под благовидным предлогом перенесли на Центральное кладбище во 2-м районе», — вспоминает генерал-майор Виталий Никольский, служивший в те годы в Австрии. Насколько искренними были стенания Йонаса о репрессированных советских людях, можно судить и по тому, что Австрия, послужившая колыбелью фашизма, не особенно утруждала себя оплакиванием жертв гитлеровского режима, впрочем, как и «страна-победительница» — США, продолжавшая во время Bторой мировой торговать с фашистской Германией и снабжать ее топливом для танков и истребителей. Капитализм, которому приписывает Фукуяма победу над фашизмом, не мог поступать иначе. Прибыль превыше всего. Так что же сказал Саакашвили сносом памятника Сталину? По некоторым публикациям, Сталин забрал деда Саакашвили в Mоскву и принял в ряды ВКП(б) в 19-летнем возрасте. Дед одного из бывших в недавнем прошлом премьер-министров собственноручно разрушил церковь в своем селе, его сын — отец будущего премьера, дослужился до секретаря райкома, и имя ему было — Ибест; к английскому слову «Бест», т.е. «лучший», это не имеет никакого отношения: Ибест — аббревиатура Иосифа Виссарионовича Сталина. Отец другого высокопоставленного революционного чиновника слыл одним из самых коррумпированных секретарей райкома партии, что впрочем, не помешало сыну с остервенением начать бороться с коррупцией в XXI веке. Мать самого президента за дипломную работу (!!!) получила премию Ленинского комсомола. Один из лидеров оппозиционной партии вступил в ряды КПСС 10 апреля 1989 года, что не мешает ему поносить советский режим и слыть самым рьяным приверженцем либерализма. Сам Саакашвили только начал свою комсомольскую карьеру в Центре паразитологии в Тбилиси, как советский режим взял да и рухнул. Представители нынешней политической элиты либо выросли в номенклатурных семьях, либо не успели завершить комсомольскую карьеру (есть, разумеется, и исключения). Иногда возникает ощущение, что эти молодые люди просто мстят за то, что они лишились возможности реализоваться в советской системе. Ведь по существу большинство из них (и не только нынешняя политическая элита) обязано советскому строю всем; кем бы они были, если бы не всеобщая грамотность и бесплатное среднее и высшее образование? Вероятно, тем, на что они обрекают большинство сегодняшних школьников — обслуживающим персоналом (в самой сфере обслуживания ничего зазорного нет, тут речь идет лишь о неравных возможностях). Кстати, это неравноправие полностью проявляется и в «достижениях» современного грузинского правосудия, когда за кражу мобильного телефона суд обязывает выплатить несколько сотен тысяч долларов (разумеется, человек, укравший мобильник, не имеет подобной суммы, иначе он бы не крал телефон, если это не звезда Голливуда, одержимая клептоманией!), а за тяжкие преступления можно откупиться за меньшие суммы и уйти от ответственности. Портрет современной революционной политической элиты весьма точно прорисовал Марк Алмонд, участвующий в Mиссии наблюдателей по выборам и правам человека в Грузии с 1992 года: «С точки зрения антрополога в том, что время Брежнева и Шеварднадзе, в которое и сформировались личности крупных коррупционеров, родило амбициозных людей, умеющих затронуть нужную струну в душе западного спонсора, нет ничего удивительного. Советские люди с детства впитывали умение говорить то, что хочет слышать старший брат… Как многие несостоятельные режимы, зависимые от помощи извне и живущие сталкиванием лбами крупных держав, грузинские политики очень быстро выработали умение говорить то, что дядя Сэм и дяди Еврократы только собираются сказать. . . Средний возраст розово-революционной команды Саакашвили, включая его самого, составлял 34 года. Но молодость, к сожалению, никак нельзя считать прививкой от коррупции». Портрет этот был написан в ноябре 2007 года (после памятного разгона мирной демонстрации и погрома, учиненного в телекомпании «Имеди» 7 ноября). Тогда войной еще и не пахло. Коррумпированность революционной власти не так громко обсуждалась, а готовность молодых политиков — угождать старшему брату — видели лишь единицы (теперь это поняло большинство населения). Алмонд прямо указывает на причину сноса памятника Сталинy, хоть это и произойдет только через три года; не умея и не желая строить демократические институты, легче снести памятник, чтобы убедить дядю Сэма и дядей Еврократов, что Грузия окончательно встала на путь строительства демократии. Только вряд ли это скроет уродливые формы грузинской демократии. Один из журналистов телекомпании «Маэстро» дал точную характеристику деянию властей: «Они воюют с авторитаризмом 50-летней давности!». Действительно, их желание приписать Сталина России выглядит смешно и наивно: Сталин — явление наднациональное (впрочем, как и СССР), да это и не может никак служить оправданием их нынешних авторитарных решений. Попытки судить Сталина по сегодняшним международным стандартам — глупы и наивны; изменился мир, подходы, риторика. А вот двойные стандарты по-прежнему в цене. Высылка т.н. «турок-месхетинцев» во время Второй мировой войны с приграничных районов — преступление, а выдворение в лагеря американцев японского происхождения после Перл Харбора — шаг, продиктованный национальными интересами США; сталинские репрессии ужасны, но атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки — шаг к спасению свободы; советские войска в Афганистане — оккупанты, войска НАТО — несут демократию в Афганистан. Эти сравнения наводят на грустные размышления, но, по крайней мере, становится ясно, почему, несмотря на крайнее недовольство грузинского общества, наши старшие братья с Запада продолжaют считать режим Саакашвили демократичным (по советской песне — «завтра будет лучше, чем вчера!»). Было время, когда каждое выступление в обязательном порядке начиналось с цитат классиков марксизма-ленинизма. Теперь ту же функцию выполняют обще-либеральные заклинания, после произнесения которых ничто не мешает продолжать строить авторитаризм. В этой ситуации не суть важно — стоит ли памятник Сталинy в Гори; важно, что он жив в сердцах революционной политической элиты.

Нана Девдариани
Газета «Свободная Грузия»
29 июля 2010 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *