Разная история (часть первая)

В минувшую субботу я стоял у могилы Миха Хелашвили на старом кладбище в Чаргали и делал для себя одно открытие за другим. Вначале говорил владыко Фаддей, читал стихи, рассуждал роли Миха в истории Грузии. Потом уже в Шуапхо, где на сцену выходили разные люди: они говорили не только о Миха, о судьбе Грузии, о несправедливости в прошлом и о будущем страны. Они рассказывали о 25-летнем дьяконе, которого в 1925 году убили большевики, отомстив за дружбу с Какуцой Чолокашвили.

Восстание 1921 года против оккупации Грузии Красной Армией в самой России почти неизвестно. И, судя по всему, Кремль будет делать все, чтобы еще долго не знали. Не только после войны в августе 2008 года, но после войны особенно, начался новый этап российской-грузинской информационной войны. Сейчас воздействие российских СМИ минимальное, в кабельных сетях Грузии не транслируются российские телеканалы, но война приобретает новые формы. Началась война историй, а точнее вольная интерпретация исторических фактов, которые должны выгодно представить Россию в более выходном свете.

Эта война куда более серьезная: газету можно прочитать и выкинуть, телевизор посмотреть и забыть, книги издаются большими тиражами, а учебниками изменяют знания будущего поколения, которое будет знать о Грузии именно то, что хочет сейчас Кремль. Историческая война имеет куда более тяжелые последствия, чем информационная, она длительного действия – на два-три поколения вперед. Как советская история, изменившая население настолько, что нелюбовь ко всему остальному миру – лишь часть последствий от изучения урезанной и идеологически выверенной истории.

В Москве еще несколько лет назад издана книга «История России. 1917-2004». Авторы – Александр Барсенков и Александр Вдовин. Отпечатан тираж 5000 экземпляров, книга названо просто – «учебное пособие», то есть, по ней учатся дети — истории России. Конечно, история России советского времени огромная – это история переворотов, гражданской и Второй мировой войн, репрессий и создания тоталитарного государства. Но «удобно» написанная история не должна вызывать любопытство фактами, которые воспитают подрастающее поколение не в великодержавном духе. Поэтому как и в любой пропаганде в книге соблюден главный принцип – недосказанность, умалчивание части фактов, немного вольной интерпретации и отсутствие вредных терминов.

В учебном пособии ничего не говорится об оккупации большевиками трех демократических стран, созданных и даже почти три года существовавших после исчезновения Российской империи в 1918-1921 годах. Армения, Азербайджан и Грузия были признаны, но это обстоятельство не помешало руководителям Советской России подготовить военные операции и в крови подавить новые государства.

Интерпретация событий выглядит таким образом: «Победив белогвардейцев в Центре страны (то есть, в России – мое уточнение), большевики предприняли усилия по восстановлению Советской власти в Закавказье. Несмотря на определенные местные различия, этот процесс в регионе имел общие черты. Азербайджанские, армянские, а затем и грузинские большевики поднимали восстания, создавали ревкомы, объявляли о свержении буржуазных правительств. После провозглашения своей республики социалистической следовало обращение к СНК РСФСР, и Красная Армия быстро приходила на помощь «братским трудящимся» Закавказья. В Азербайджане это произошло в апреле, в Армении — в ноябре 1920 г., а в Грузии — в феврале 1921 г.»

То есть, ни слова о вторжении Красной Армии, о том, что за год до агрессии Россия признала официально существовании независимого грузинского государства. События представляются как внутренние перевороты, которые затем поддерживались Красной Армией. И ни слова о репрессиях, об уничтожении монашества и расстреле священников, репрессиях против грузинского дворянства и интеллигенции, нет упоминания о волне маасовой эмиграции, ставшей результатом российской оккупации.

История того времени – как калька, с которой потом российскими политиками и военными создавалась история начала 90-х годов – поддержка сепаратизма, оказание материальной, идеологической и военной помощи. И как ноу-хау – раздача российских паспортов, до чего советские большевики в 1921 гоуд не додумались. А дальше известный план и результат. Восставшие объявляют себя властью, для их поддержки вводятся войска. Если начинается сопротивление, то начинается тотальный террор. В 20-х годах убивали, в 90-х равняли с землей деревни. Результат – один, власть переходила к тем, котого поддержала Москва.

В книге есть упоминание о мартовских событиях 1956 года и о погибших, но не говорится, сколько было расстреляно и совсем ничего — о введении войск в Тбилиси и расстреле митингующих. Но, как и в любой пропаганде есть свои правила – необходимо «привести» детали, которые моментально меняют настроение читающего и таким образом достигается идеологический результат. В книге о событиях марта 1956 года в Тбилиси делается акцент на том, что среди лозунгов в защиту Сталина, митингующие несли «плакаты антирусского содержания».

Также вскользь упоминается 9 апреля 1989 года, ночь саперных лопаток, практически положившая начало распаду Советского Союза. О событиях начала 90-х годов только несколько предложений. Не откажу себе в удовольствии, чтобы процитировать: «Распад СССР и раздел его вооружений привели к новым вспышкам межэтнических конфликтов в молодых государствах. Молдова усилила политический и военный нажим на Приднестровье, апогеем которого стал вооруженный штурм Бендер в июне 1992 г. Почти одновременно Грузия предприняла попытку с помощью оружия «усмирить» Южную Осетию. В августе начались грузинские войсковые операции против «абхазских сепаратистов». В войне в Абхазии дала о себе знать Конфедерация горских народов Кавказа (КГНК) — организация солидарности, созданная четырнадцатью народами Северного Кавказа. КГНК объявила Грузии тотальную партизанскую войну и направила в зону конфликта до 5 тыс. добровольцев. В их числе находился чеченский батальон под командованием Ш. Басаева».

И все. Ничего не говорится об участии российской армии, о том, почему и как в Абхазии оказался Басаев, спустя два года ставший «террористом». Ни слова о том, что из Абхазии изгнаны 300 тысяч человек, об этнической чистке. Но в книге есть одна поразительная деталь: изданная в 2005 году, то есть, за три года до августовской войны, название города Цхинвали дается в современном, узаконенном после августа 2008 года русском написании – Цхинвал.

( Продолжение следует ).

26 июля 2010 года
«24 саати» «Грузия Online»
Олег Панфилов

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *