Разная история (часть вторая)

Конечно, могут сказать авторы, это книга об истории России. То есть, читателю необходимо самому понять, где границы России и почему в тексте много пишется об Украине, Центральной Азии и Кавказе. Но без иронии напомню, что даже на Западе все советские годы всех без исключения людей, какой бы не были они национальности, называли русскими. Так и в этой книге довольно большая часть книги посвящена, как говорил Солженицын – «подбрюшью», авторы не устояли перед соблазном назвать Россией всю территорию СССР. Как само собой разумеющееся.

Эта книга давно в обороте и ее изучают в российских школах. Контроль за историей начался в России практически сразу с приходом в Кремль Владимира Путина. Одновременно с контролем над медиа. Идеологи новой кремлевской администрации решили, что патриотических праздников мало и в 2004 году Патриарх Алексий II поддержал инициативу Государственной думы. Праздник вначале назывался просто – День изгнания поляков из Москвы, хотя официально он называется День народного единства. Кажется, это один из самых серьезных случаев вмешательства политиков в историю, поскольку 4 ноября ничего на самом деле не происходило и, как утверждают историки, смещение календарей внесло путаницу.

Но инициаторам было важно на несколько дней раньше установить новый государственный праздник взамен 7 ноября. Никакие доводы историков или политиков против нового праздника не изменили желания Путина придумать день, который бы вызывал гордость у россиян. Однако социологические исследования 2009 года показали, что о существовании нового праздника знают только около половины россиян. Манипуляция историей ни к чему хорошему не привела.

Одновременно в России очень болезненно воспринимают все, что происходит в Грузии, особенно в той части истории, которую было принято называть совместным существованием. В России по-прежнему не любят напоминаний о репрессиях и подавлении национального самосознания. Такая реакция наблюдается по большей части в Кремле и у российских идеологов и пропагандистов, большинству россиян по-прежнему все равно, что происходило раньше и что происходит сейчас.

Безразличие к истории можно объяснить тем, что последние десятилетия советского времени вся история России интерпретировалась только с официальной точки зрения, когда замалчивались невыгодные факты и выпячивались незначительные события. Часто события придумывались – со ссылкой на неких свидетелей: обычно это касается истории Второй мировой войны, а точнее ее советской части – Великой Отечественной войны.

При Путине, как и Медведеве история – самая важная часть пропаганды, когда хорошо организованные акции, например в День Победы 9 мая должны компенсировать все неудачи правительства России в экономике и во внутренней политике. На такие акции тратятся огромные деньги, появляются новые инициативы, как, например, установить новый праздник – День окончания Второй мировой войны – 2 сентября.

Как пояснил один из авторов проекта, член думского комитета по безопасности Виктор Заварзин, «международно-правовым основанием для установления указанной даты является Акт о капитуляции Японии, подписанный 2 сентября 1945 года от имени Организации Объединенных Наций представителями союзных государств, в том числе СССР, находившихся в состоянии войны с Японией».

В принципе, вопрос о новом празднике – дело решенное. Но странность его появления вызывает улыбку: в России не признают начало войны 1 сентября 1939 года, называя ее чужой войной, но окончание «чужой войны» решили отмечать. То есть, приспособить ее к своей идеологии.

Часто российские пропагандисты используют историю для политических истерик, которые должны доказать правоту российской идеологии. К этой категории пропагандистской борьбы можно отнести «восстановление» кутаисского монумента на Поклонной горе в Москве, или недавний демонтаж памятника Сталину в Гори. Вся российская пропаганда клеймила позором власти Грузии, в первую очередь президента Саакашвили. Очередным приступом истерии стала книга, которая еще не издана в Грузии. О ее создании известно, что это будет учебник истории российско-грузинских отношений, начиная с 1801 года, то есть с оккупации Грузии, до августовской войны 2008 года, то есть последней оккупацией.

В Кремле поняли, что грузинский учебник, у которого еще даже нет названия, будет рассказывать о всех трагедиях, которые сопровождали 200 лет после Георгиевского трактата, так называемого «дружественного договора» — оккупация начала 19 века, восстания, аннексия Грузии в 1921 году, подавление национального движения. В общем, все факты, которые тщательно скрывались от населения в советское время, что Россия по-прежнему боится рассказывать своему населению.

Я уезжал из Пшави со смешанным чувством. С чувством благодарности людям за то, что узнал от них для себя неизвестное. Во-вторых, с осознанием того, что эта часть истории может не только объединить Грузию, но и вызовет гнев северного соседа. Ну и что? Я приехал и написал в своем блоге текст о Миха Хелашвили – пусть русские прочтут небольшую историю об одном из героев и попытаются понять, что чужую историю переписать нельзя. Ее можно какое-то время скрывать, но она напомнит о себе, рано или поздно.

26 июля 2010 года
«24 саати»  «Грузия Online»
Олег Панфилов

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *