Режиссер Купарадзе устроил баталии

Фильм Мамуки Купарадзе «Отсутствие воли» об истоках конфликтов в Грузии разжег нешуточные страсти. В Абхазии лента вызвала негодование Движения матерей, Союза писателей, оппозиционных партий. В Грузии центральные каналы отказались его транслировать. В интернете между абхазами и грузинами развернулись баталии. Что же такого показал Купарадзе, за что он стал неугодным по

обе стороны границы?

Теа и Вахо, двадцатилетние молодые грузины, вместе с режиссером-документалистом Мамукой Купарадзе пытались разобраться в причинах абхазо-грузинского конфликта, когда началась война в Южной Осетии. События 2008 года наложились на историю двадцатилетней давности.

Крупинки истины автор выхватывает из телехроник начала 90-х и воспоминаний политиков, вершивших судьбу Грузии в те года.

Экс-президент Эдуард Шеварднадзе ответственным за войну в Абхазии называет Тенгиза Китовани, хотя и не отрицает, что сам дал согласие на ввод грузинских войск в автономную республику. Другой экс-министр обороны Гия Каркарашвили, завоевавший славу в Цхинвали, кается, что военные действия разожгли ненависть и вражду между народами. Но в оправдание себе говорит о любви к Родине, которая оказалась важнее человеческих жизней.

Фрагменты из выступлений первого президента Грузии Звиада Гамсахурдия со словами «не существует абхазской нации», «убирайтесь отсюда» и кадры демонстраций под лозунгом «Грузия для грузин» окончательно убеждают: начало конфликтам положила политика центрального руководства Грузии. Она была и остается слишком эгоистичной. Даже когда абхазы и осетины были близки к примирению, ошибки современного правительства во главе с Михаилом Саакашвили помешали урегулировать конфликты. Об этом в фильме сказано очень четко.

Осознание вины политиков, избранных и поддерживаемых грузинским народом, пожалуй, главная идея фильма. Именно поэтому он был не то, чтобы запрещен, а просто проигнорирован центральными грузинскими телеканалами. Но узкий круг лиц с размышлениями Теи и Вахо ознакомился, и многие дали нелестные оценки. «Фильм снят очень однобоко. Ничего не говорится о том, что при этом делали абхазы и осетины. Если грузин в фильме обвиняют в создании альтернативной администрации Санакоева, то осетин надо обвинить в уничтожении грузинских деревень, беспорядочных убийствах сотен безоружных людей. Если грузин обвиняют в мародерстве в Абхазии в 92-93, то абхазов надо обвинить в изгнании сотен тысяч людей», — отмечали грузинские блогеры.

Открыто критиковал подход режиссера и министр по реинтеграции Темур Якобашвили.

09.07.2010
Georgia Times

СУХУМИ — Скандал, возникший после показа по Абхазскому телевидению документального фильма Мамуки Купарадзе “Отсутствие воли: путешествие по конфликтным зонам Грузии”, слава Богу, закончился, или, по крайней мере, близится к завершению. Наверное, уже все по обе стороны реки Ингури, кто хотел что-то заявить в связи с ним, успели высказаться. И теперь можно попытаться спокойно разобраться в том, свидетельством чему стал скандал, какие срезы общественного мнения он обнажил.

Но прежде всего – несколько соображений и предположений о том, почему же все-таки поздним вечером 23 июня в Абхазии нежданно-негаданно для многих взорвалась информационная бомба. Тут, на мой взгляд, произошло абсолютное несовпадение углов зрения, под которыми смотрели фильм разные части абхазского общества.

Представим себе человека, который внимательно следит за происходящим в Грузии – читает газеты, “сидит”, как говорится, в Интернете – и прекрасно знает, что теперь мы для официального Тбилиси и грузинского общества “оккупированные территории”, что там по-прежнему именуют так называемое правительство в изгнании “легитимными властями Абхазии” и только оппозиция считает ошибкой Саакашвили ночной артобстрел Цхинвала двухлетней давности. Плюс к этому толерантность этого человека, его способность достаточно спокойно выслушивать и те высказывания, с которыми он категорически не согласен. Именно такие люди в подавляющем большинстве собрались накануне телепоказа фильма, 22 июня, в сухумском центре “Мир без насилия” имени Зураба Ачба.

Плюс к этому большинство их знало, что в Грузии фильм вызвал негативную реакцию и в течение года после его создания его не решился показать ни один грузинский телеканал. И вот участники обсуждения фильма видят и слышат, что в нем встречаются высказывания грузин, противоречащие официально принятой в Тбилиси точке зрения, устоявшимся в грузинском обществе стереотипам; отсюда их вывод о фильме как о смелой попытке разобраться в прошлом грузино-абхазских отношений.

А теперь представим себе простого абхаза, гораздо менее информированного, давно отвыкшего слышать раздражающие его высказывания грузинских политиков и весьма довольного этим обстятельством (после обострения в последние годы грузино-российских отношений тбилисская точка зрения перестала звучать, как это бывало раньше, и на московских телеканалах). И вдруг он вновь слышит рассуждения о задаче восстановления территориальной целостности Грузии. И где – по родному Абхазскому телевидению! А потом, сразу после окончания телепоказа фильма, начинается телеверсия его обсуждения, и начинается с кадров аплодисментов ему! Аплодировавшую, абхазку, много лет живущую в Москве, никто, правда, в аудитории не поддержал, но потом эти редкие хлопки в ладоши много раз с негодованием вспоминались противниками фильма, его демонстрации и обсуждения в Абхазии.

И началось… Конечно, с нюансами и учетом различных внутренних раскладов. Примечательно, что группа разгневанных женщин, выступая в эфире АТ на следующий день, нападала на организаторов обсуждения, но не на телевидение; возможно, там действовало гласное или негласное соглашение: “Вы нам предоставляете трибуну, а мы вас не трогаем”. Они и их многочисленные единомышленники в Абхазии снова вспомнили старые обвинения в адрес сотрудников НПО, которые, на их взгляд, за западные гранты предают интересы Родины. Кстати, насколько знаю, такие же обвинения не раз звучали в адрес своих “энпэошников” и в Грузии; по-видимому, подобное распространено везде.

В заявлениях же парламентария Даура Аршба, партии “Форум Народного Единства Абхазии” и пресс-службы партии Экономического развития Абхазии обсуждение фильма в кругу политиков, политологов, экспертов, журналистов не отвергалось и не осуждалось, весь упор делался на том, что было грубой ошибкой показывать его по общенациональному телевидению, причем “Форум” подчеркивал, что этот показ был осуществлен, конечно же, с согласия властей.

Наиболее наивные начинали полемизировать с самим фильмом, с высказываниями, которые там звучат.

“Удивляет то обстоятельство, – говорится в заявлении Компартии Абхазии, – что постановщики фильма через показанных персонажей тешат себя надеждой о совместном проживании в дальнейшем в одном государстве абхазов и грузин”. Странно, что это их удивляет. Похоже, они живут в илюзорном мире, где в Грузии уже легко, свободно и убежденно высказываются за признание независимости Абхазии.

Впрочем, в Грузии, судя по всему, куда больше людей живет в выдуманном ими мире. Автор опубликованной 3 июля в тбилисском интернет-издании “Наша Абхазия” статьи “Отсутствие воли” постоянно противопоставляет мнения гражданского общества и, как он пишет, “политиканов”. На самом деле, смею вас уверить, политики лишь использовали, как это обычно бывает, в своих целях возникшее возмущение. Что касается провластной партии “Единая Абхазия”, то она, явно будучи в замешательстве, не сделала никакого заявления. Не проронили ни слова и сами руководители государства, хотя наверняка после скандального телепоказа в руководстве не обошлось без внутренних разборок.

Доконал же меня один грузинский интернет-пользователь, высказавший непоколебимое убеждение, что мутят верхи, а в самом абхазском народе живет ностальгия по “совместному проживанию”. Походил бы он, как я, по сухумским улицам и поспорил бы со знакомыми, простыми людьми, совершенно далекими от политики и от “верхов”, доказывая им, что шум вокруг этого рядового, в общем-то, фильма – буря в стакане воды, переросшая в охоту на ведьм. Но порой мне кажется, что попади этот интернет-пользователь в горное абхазское село и поговори там с крестьянами относительно перспектив грузио-абхазского урегулирования, он, того и смотри, подумав, заявит, что все это были ряженые, завезенные туда агентами спецслужб Кремля.

Наиболее трезвым и точным на грузинской стороне мне показался, как обычно бывало и раньше, комментарий конфликтолога Пааты Закареишвили: “Показом этого фильма мы в определенной мере получили ответ, насколько готово абхазское общество к примирению с грузинами. И после показа этого фильма стало ясно, что они к этому не готовы”. Можно совершенно по-разному оценивать этот факт, но невозможно оспорить, что это факт.

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *