Натан БААЗОВ : Шесть десятилетий с Мухраном

Мухран Мачавариани начал печататься в конце сороковых годов. В 1950 г. я решился показать ему свой

Мухран Мачавариани

Мухран Мачавариани

перевод его стихотворения.

Поэт спросил:
— Сколько тебе лет?
— Шестнадцать, — ответил я.
— А как ты догадался, что я решил изменить середину стихотворения?
— Рискнул…
— Знаешь, я недавно читал «Галобата галоба» в переводе с древнееврейского на грузинский, твоему отцу тогда было 19 лет…

Переводил я уже многих поэтов, особенно после окончания ТГУ, но меня всегда тянуло к стихам Мухрана. Оригиналы брал в основном из журналов «Цискари» и «Дила», где он работал.

Шли годы… После смерти академика Г. Цицишвили (автора монографии о моем отце) Мухран в 1988 г. был выбран председателем Союза писателей Грузии. Политическая ситуация в республике постоянно менялась… В 1992 г. Мухран выступил по телевидению, высказал свою точку зрения и вышел из Союза (Его сменил Г.Панчикидзе), Я продолжал переводить его изумительные и необычные стихи…

В прошлом году в «Свободной Грузии» в связи с моим 75-летием было напечатано большое интервью со мной Нодара Поракишвили и в ответ на один из его вопросов — об известных поэтах, которых мне доводилось переводить, я сказал: «Только что 13 апреля Мухрану Мачавариани исполнилось 80 лет. Я поздравляю большого поэта с юбилеем! Мне всегда было интересно переводить его и беседовать с ним».

Увы, чуть более года спустя дорогой мне Мухран ушел от нас — прямо на сцене своей великолепной жизни…

В 1973 г. я перевел его стихотворение «Звучит молчанья звон», которое, естественно, включил в 2003 г. в свою «Антологию грузинской поэзии ХХ века». Вот оно:

Звучит молчанья звон, молчанья звон —
Гелати, Джвари, Алаверди, Тбети…
Хоть голос этот голоса лишен, —
что может быть сильней
его на свете!
Звучит молчанья звон, молчанья звон,
молчанья звон идет из Петрицони…
Грузин, он если мертв,
и то сквозь сон
молчанья слышит стон
на небосклоне!
Звучит молчанья звон,
молчанья звон, —
Опиза, Ошки, Зарзма и Хахули…
Кизилов или сер звучанья тон, —
звон колоколен тонет в вечном гуле.
Со всех сторон звучит
молчанья звон…

Может быть, это было пророчеством поэта, созданным им почти сорок лет назад… Ныне, покоясь в пантеоне на Мтацминда, он слышит и будет слышать всегда этот звон молчанья…

Великий поэт постоянно размышлял о прошлом, настоящем и будущем. Вот что было им написано ровно полвека назад — всего четыре строки, но сколько в них шири и глубины, страсти и любви:

Ныне былью ставшая пора
сказкою была в небесной сини…
Как мало — что я желал вчера!
Что желаю — как огромно ныне!

Для Мухрана Грузия всегда была на первом месте, он всю свою жизнь посвящал ей и только ей, никаких сомнений быть не могло. Это стихотворение, написанное им в далеком 1964 г.

От раздумий об Отчизне нет покою,
я с улыбкой говорю в душе порою:
«Нет, Отчизна, дела мне, не так ли,
до того, в лучах ты иль в дыму!
И какой тебе я — царь Ираклий!
Или я — судья какой ему!»
Словно град, ответом мне
мгновенно
все, кто есть, и всё,
что есть кругом, —
общий голос, как лавины гром!
«Эти мысли — сущая измена!»

Много лет вспоминаю интересную беседу с Мухраном в парке Союза писателей. Мы сидели и молчали. И вдруг он спросил меня:
— Как же все-таки тебе удается переводить стихи мои (и не только мои) так точно и красиво?
— Не имею права и не умею переводить по-другому, — ответил я.

Мы опять задумались. И Мухран сказал:
— Думаю, что это гены Герцеля Баазова… Я тебе расскажу кое-что из молодости. Об этом мало кто знает. Один московский поэт, на несколько лет моложе меня, сказал мне, что ему очень нравятся мои стихи, и попросил сделать ему подстрочные переводы. Сделал. А он переводил и действовал весьма лихо. Через месяц или два он выпустил книжку, не познакомив меня с текстами переводов. Его «сервис» был на самом высоком уровне: отбор стихов для перевода, перевод, название книжки и даже добытая им международная молодежная премия — для нас обоих… Я категорически отказался и от книжки, и от премии.
— А кто переводил?
— Не стоит вспоминать.
Через несколько дней я показал ему эту книжку.
— Откуда? — поразился Мухран. — Ведь тираж невероятно маленький.
— Купил недавно в Москве.
— А зачем?
— Я решил, что книга твоя, и не знал, что переводы плохие. Твоя фамилия напечатана крупно на обложке, а на титульном листе фамилию переводчика я сначала вообще не нашел: она была нарисована среди цветочков микроскопическим почерком…

— Давай договоримся: никогда, никому не показывай эту книжку. Хотя бы до того, пока я буду живым…

Наш негласный договор соблюдался очень долго. В 2006 г. в ТГУ в очередном сборнике «Грузинская русистика» я опубликовал (стр. 277) большую статью о художественном переводе. Привожу несколько строк из нее: «С. Чиковани попросил вообще не переводить его стихов на русский язык. В связи с этим мне вспоминается аналогичный факт: в начале 80-х годов очень талантливый и известный грузинский поэт, которого я переводил, рассказал мне, что за двадцать лет до этого отказался от международной молодежной премии, присужденной ему и переводчику за вышедшую в Москве книжку, т.к. ни в одном из переводов не смог узнать своих стихов…»

Помня наш договор, я позвонил Мухрану:
— Послушай, что я опубликовал.
— Давай. Слушаю внимательно…

Ответ Мухрана был таким:
— Симона я поддерживал во всем. А детективов нам не надо — пиши все, что считаешь нужным. Ты же сын Герцеля…
Прошло четыре года. Мухрана уже нет. Не называя фамилии переводчика, пишу кое-что об этой книжке, все же она была связана с моим другом. Название — «Тишина без тебя». Москва, изд. «Молодая гвардия», 1958. Издание изящное, переплет в ледерине. Тираж — три тыс. экз. Редактор Б. Окуджава. Страниц — 86. Количество переводов — сорок восемь.

И еще. В конце книжки — о Мухране: родился в 1929 г. в селе Аргвети. Первое стихотворение опубликовано в 1949 г. в университетском альманахе «Пирвели схиви». В 1955 г. вышел первый сборник его стихов. Интересные факты о нем из той же книжки: делегат Третьего Всесоюзного совещания молодых писателей, лауреат конкурса Всесоюзного фестиваля советской молодежи (1957), обладатель серебряной медали фестиваля. (Видимо, там где-то и встретился Мухран со своим «переводчиком»).

А в самом конце — обращение: «Дорогие читатели! Присылайте ваши отзывы о содержании и оформлении книги, а также — пожелания автору и издательству. К библиотечным работникам просьба организовать учет спроса на книгу и сбор отзывов читателей».

Нужно добавить, что в 1974 г. тот же переводчик под тем же названием выпустил новое издание «Тишины без тебя». С Мухраном я о книжке не говорил, мне она не попадалась. Искупление переводчиком старых грехов?

Я переводил в некотором смысле программное стихотворение Мухрана «Волнами Мтквари. Впервые взялся за неё лет двадцать пять назад. О нем мы немало спорили с Г. Маргвелашвили, когда он составлял в конце 80-х годов мой небольшой сборник «Листая годы».

Это стихотворение я периодически печатал и всякий раз что-то в нем подправлял. Мухран спросил меня: «Сколько у тебя этих переводов? Остановись, хочу послать перевод своему другу в Москву». Я ответил примерно так:

— Его ждет и Нуну Габуния. У нас с ней сделано 12 песен — на русском и грузинском языке.
— Замечательно, пошлем вместе с нотами, — обрадовался Мухран.

Окончательный вариант русского перевода я наконец опубликовал в 2003 году в своей «Антологии». Нуну была тогда очень занята, до музыки дело так и не дошло. И, к сожалению, Мухран уже не услышит нового музыкального варианта знаменитого текста… Вот это стихотворение:

Солнце всходило, луна заходила,
дым подымался, петух голосил.
Кто-то холодный, голодный — уныло
плакал, печалился, падал без сил…
Словно вино из марани святого,
в доки — кувшин и в бокал — без конца
кровь наша алая, сущность и слово
переливались в родные сердца.
Переливались — в угаре. В ударе —
переливались… Цветами венка
переплетались…
И волнами Мтквари
бурно, мятежно текли сквозь века…
Пили в пути мы,
прозрачность мутили
и превращали себя в решето…
Жили безбожно — не в сказке,
а в были…
Всё-таки к нам, несмотря ни на что,
сердце дошло — самого Руставели,
сердце Вахтанга, Тамар и Саба…
Мчались эпохи… К неведомой цели
волнами Мтквари катила судьба…
Полные кровью безмерной
святыни —
кровью Вахтанга, Тамар и Шота
в древнем Тбилиси по улицам ныне
ходят — надежда, отрада, мечта:
Лейла и Гиви, Гиорги и Нана —
с ликами древних богов и богинь,
Лонда, Важа, Элисо… Неустанно —
ходят… Пусть ходят веками! Аминь.

Мухран любил детей и писал для них. Ещё в 1957 г. вышла его книга детских стихов «Должен вас порадовать». В 1972 г. я перевел замечательное стихотворение Мухрана «Не было б того, кто был…» Оно посвящено «Маленькому Вано». Его я включил в свою «Антологию». Дорогие родители! Прочитайте его своим детям.

Время — знать тебе,
малыш,
то, что нам
понятно всем:
горы, долы, шум и тишь —
край наш отчий,
как эдем.
Труд
муку в амбары внёс,
хлеб печёт себе село —
сколько
мельничных колёс
в речках дышит тяжело!
Солнце красное встаёт,
и зовёт калина в лес.
Птичий гомон и полёт —
это чудо из чудес…
Мостик, озеро, жнитво:
ими жизнь озарена.
И, что важно, у всего
на грузинском — имена.
Звук пандури вдалеке,
лица радостны, малыш;
на грузинском языке
учишься ты, говоришь.
Нужно рвенье нам и пыл:
завтра
сможем мы расцвесть!
Не было бы тех,
кто был, —
не возникло б то,
что есть!
Царь грузинский
Парнаваз
наш улучшил алфавит…
Руставели мудрый сказ
ярким светочем горит…
Всем апостолам сродни,
Нина славится кругом…
Тевдорэ закончил дни,
весь изрубленный врагом…
Беззаветно,
долгий срок
Саба Грузии служил…
Кахи, ростом невысок,
был грозою вражьих сил.
Деметрэ — удел суров…
Девять братьев —
долг и честь…
В общем:
не лилась бы кровь —
не возникло б
то, что есть!
Если твердо мы хотим,
чтоб звучала наша речь,
чтоб пристало молодым
красоту вокруг беречь,
чтоб родная нам земля
нашим именем звалась,
чтоб позором сыновья
не клеймили б
завтра нас,
мы должны —
любой грузин! —
быть отважными
и впредь,
если всё же мы хотим
то, что следует хотеть!

Натан БААЗОВ

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *