Национальные сокровища бесследно исчезают

Служба  по связям с общественностью Национального грузинского музея отказала журналистам во встрече с директором Давидом Лордкипанидзе, но все же предоставила  общественную информацию хотя, в нарушение закона, неполную. Другой вопрос, что было  написано в этой «общественной информации». На вопросы журналистов, как и следовало ожидать, ответ не превышал двух фраз и не нес никакой информации, В частности на вопрос «Все ли экспонаты и ценности  в хранилищах учтены полностью?»  был дан краткий ответ – «Все сохраняющиеся  в музее экспонаты учтены в соответствии с требованиями грузинского законодательства».
Что касается утере вещей из хранилища, музей отвечает, что грузинский музей создан 30 декабря 2004 года и со дня создания не выявлено ни одного факта утери экспоната!?

Для справки: в объединение национального музея, которое было создано в 2004 году входят 15 музеев и всеми управляет единый менеджмент.
Совсем другую информацию о пропавших вещах предоставляет министерство культуры, которое проявило больше уважения к Закону об общественной информации — вовремя и удовлетворительно ответило на вопросы журналистов.
По информации
министерства культуры в 2001-2010 годах из грузинских музеев, в том числе и национального, исчезло до трехсот предметов.  Отсюда вывод пресс-служба музея или лжет или не обладает информацией, когда заявляет, что с 2004 года у них не пропало ничего!?
Большая часть исчезнувших экспонатов относится к древнему периоду, в том числе: предметы бронзового века, ожерелья, золотые украшения, ковры  ручной работы, агатовые и сердоликовые бусы, кинжалы, национальная одежда, посуда, иконы, деревянная скрипка с зеркалом и фигурками, чугунная доска с отпечатком руки Петра Великого, портрет Димитрия Кипиани, деревянная коробка с изображением святого и сотни  других экспонатов и материальных ценностей.
Факт утери предметов подтверждает министерство культуры 20 страничным списком экспонатов и ценностей, львиная часть которых  утеряна после 2004 года.

Один из экспертов, пожелавший остаться инкогнито, заявил, что в музее нет строгого учета и оценки экспонатов.Это подтверждается и  в присланном министерством культуры письме где черным по белому написано, что по закону Грузии « О музеях » ( глава 4, пункт 22 ) музейные экспонаты не подлежат бухгалтерскому учету, их оценка, как правило, условна и диктуется «рынком».
На этот же вопрос пресслужба национального музея отвечает: «оценка экспонатов производится лишь в том случае, когда экспонаты в разное время были вывезены для экспозиции » ( из Грузии – автор)
Так что, мы уже никогда не узнаем, что установил рынок и по какой цене было продано датируемое
IVIII веками до нашей эры золотое кольцо с сердоликом или золотое кольцо без камня того же периода и еще 275 подобных экспонатов,  которые из грузинских музеев, не только в 90-ые годы,но именно в период с 2003 и до сего дня пропали бесследно. О том, что пропадает сейчас общественность возможно узнает лет через 5 – 10, когда вопрос об ответственности  конкретных лиц уже не будет стоять и все спишут на сегодняшний « злосчастный » период.
По заявлению Зазы Нанобашвили, и хранящийся в музее Нерукотворный Образ – Анчисхати  ограблен. По его словам, Анчисхати сама царица Тамара украсила драгоценными камнями. Их большая часть сохранилась и пережила исторические потрясения, в том числе и 90 – е годы, а сегодня в « спокойный и защищенный » период бесследно исчезла. Из иконы вырезан даже текст благословения Багратионов.
У Анчисхати лежат драгоценные камни и золото, когда журналисты спросили гида почему лежат эти вещи у иконы, он ответил, что это пожертвование Святейшего и Блаженнейшего Католикоса и Патриарха  Грузии Илии
II: « Патриарх подарил иконе ».Святейший старается личными пожертвованиями восстановить ограбленную икону в ее первозданном виде и таким образом вернуть Нерукотворной иконе то, что она потеряла в результате « охраны в надежных условиях ».
К тому же нет никакой информации об описании украшений и ценностей иконы. Так же  не установлено: когда и сколько икон украдено, ведь они  « не учитываются бухгалтерией ».
По заявлению Зазы Нанобашвили, «после закрытия храма Анчисхати», государство перенесла в музей огромное количество святынь: иконы, евангелие, Св. Потир и Дискос. Из этого списка на сегодня ничего не видно».

Музейные работники принимают это как личное обвинение и разговоры на эту тему «считают изменой  государству». По их мнению Национальный музей является «зеркалом страны и упоминание его всуе, совершенно не допустимо». Трудно с этим не согласится,  Национальный музей действительно является  зеркалом страны,  но,  то что в этом зеркале отражается только слепому может показаться  приемлемым и достойным гордости.

Мано Базуашвили
Майя Гулисашвили
Май 2010 года

Продолжение следует

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *