Доклад Тальявини на заседании ПАСЕ

«Войну начала Грузия», когда в августе 2008 года осуществила тяжелую артиллерийскую атаку на Цхинвали, но это нападение не было отдельно взятым событием, а было кульминацией накопившейся на протяжении многих лет возрастающей напряженности и ответственность возлагается на все стороны, — заявила 28 апреля Хейди Тальявини, которая возглавляла Миссию по установлению фактов, финансируемую Евросоюзом.

Выступая на заседании Парламентской Ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ), она представила обзор основных пунктов доклада, подготовленного миссией об августовской войне. Доклад был опубликован в сентябре прошлого года. После выступления Тальявини члены ПАСЕ провели дебаты по последствиям августовской войны.

В своем выступлении Тальявини отметила, что доклад международной независимой Мисси по установлению фактов стал публичным, чтобы «предотвратить его неправильное цитирование и неточную интерпретацию».

По ее словам, в выраженные связи с докладом реакции в прессе и публично в основном «были позитивны, или фактические и нейтральные».

«У сторон конфликта по докладу, в основном, была умеренная реакция, хотя, к сожалению, мы также увидели и определенное выборочное прочтение доклада – я имею в виду то, что каждая сторона выбирала те части доклада, которые ей нравились», — заявила Тальявини.

Такой подход снова был заметен и в ходе дебатов после выступления Тальявини, когда представители российской делегации акцентировали внимание на ответственности Грузии «за начало войны», а члены грузинской делегации – на ответственность России за те события, которые предшествовали широкомасштабным военным действиям, а также на этнической чистке.

«Те, кто участвовали в конфликте, заостряют внимание, в основном, на свою правоту, и в меньшей степени были готовы к тому, чтобы посмотреть на чужую правду», — заявила Тальявини.

Она подчеркнула, что ее миссия – которая была первой такой миссией в истории ЕС – не проводила расследования, характерного для судебного процесса.

«Это была лишь миссия по установлению фактов», — заявила Тальявини, — «Этот доклад не должен рассматриваться, как трибунал; Он не готовил какой-либо иск в пользу или против какой-либо из сторон».

Когда Тальявини перешла на обзор основных заключений миссии, она начала «с ответа на тот вопрос, который часто задавался в прошлом».

«По мнению миссии, именно Грузия была тем, кто начал войну, когда тяжелой артиллерией штурмовала Цхинвали в ночь с 7 на 8 августа 2008 года», — заявила она.

«Ни одно из предоставленных властями Грузии разъяснений, которое дало бы какое-либо правовое объяснение этому нападению, не оказалось обоснованным. В частности, по имеющееся у миссии на руках информации, массированное военное вторжение России, которое должно было быть остановлено бомбардировкой Цхинвали со стороны Вооруженных сил Грузии, не велось», — заявила Тальявини.

«Необходимо подчеркнуть, что нападение Грузии на Цхинвали с 7-го на 8 августа 2008 года не было отдельно взятым случаем. Это было кульминацией накопившееся на протяжении месяцев и лет возрастающей напряженности, вооруженных инцидентов и все более ухудшающейся ситуации. За все это ответственность возлагается на все стороны конфликта», — добавила она.

Она отметила, что, несмотря на то, что грузинская сторона ответственна непосредственно за начало войны, Россия также «виновна в случаях нарушения международного права».

«Тут имеется в виду предоставление гражданства России до вооруженного конфликта большинству населения, проживающего в Южной Осетии и Абхазии; А также военные действия российских вооруженных сил на территории грузи, масштабы которых в значительное мере превышали необходимость защиты миротворческих сил, находящихся под военной атакой со стороны Грузии в Цхинвали. Кроме того, признание Россией Абхазии и Южной Осетии в качестве независимых государств нужно воспринять, как незаконное в контексте международного права, и как нарушение территориальной целостности и суверенитета Грузии», — заявила Тальявини.

По ее словам, утверждения Москвы и Цхинвали, что Грузия «осуществляла геноцид против населения Южной Осетии, лишены оснований».

«С другой стороны, существуют серьезные признаки того, что в селах Южной Осетии против этнических грузин имели место случаи этнической чистки. Также имели место и другие нарушения международного гуманитарного права, и это касается всех сторон», — заявила она.

«Кроме того, существуют серьезные знаки вопроса относительно действий вооруженных сил России, которые не смогли остановить или не оставили преступления, совершенные вооруженными группами воюющих на стороне Южной Осетии вооруженными группами, которые имели место против мирного населения, проживающего на территории, контролируемой российскими вооруженными силами».

В своем выступлении Тальявини призвала всех, «воздержаться от возложения всей ответственности на какую-либо одну из сторон».

Она также сказала, что своя доля ответственности возлагается и на международное содружество.

По ее словам, международное урегулирование конфликта «не было успешным», частично по той причине, что происходила «постепенная эрозия» ранее достигнутых соглашений и договоров.

Она также подвергал критике «пассивный и не инновационный подход к миротворческим процессам» со стороны   ОБСЕ и ООН.

«Когда ранней весной 2008 года международное содружество в конце концов осознало серьезность ситуации и направило дипломатов высокого ранга, в том числе и государственного секретаря США Кондолизу Райс, верховного представителя ЕС Хавьера Солана и министра иностранных дел Германии Франк Вальтер-Штайнмайера, которые выдвигали дипломатические инициативы друг за другом, уже было очень поздно и этого оказалось недостаточно, чтобы предотвратить будущий кризис», — заявила Тальявини.

«Целый ряд неточных восприятий, потерянные возможности и допущенные всеми сторонами ошибки накопились до такой степени, что угроза взрыва и насилия уже стала реальной», — добавила она.

Дебаты

После выступления Тальявини прошли дебаты, в ходе которых руководитель грузинской делегации Петре Цискаришвили сказал Ассамблее, что присутствие российских сил в зоне конфликта и бомбардировка грузинских сел до начала штурма грузинскими силами на Цхинвали уже означали «начало войны».

«Следствие (Комиссии Тальявини) установило, что российские силы в согласии со своими осетинскими марионетками преднамеренно начали кампанию этнической чистки грузин во время войны и после нее. Второй важной частью этого доклада является паспортизация проживающих на территории Грузии граждан», — заявил Петре Цискаришвили.

«И что важно для нас, это то, что российские силы – и это подтвердила и миссия – к 7 августа уже находились на грузинской земле. Другой вопрос, было ли силы значительные или незначительные (по количеству), но российская армия, так же как и военизированные элементы (уже) находились на территории Грузии».

«Вышеуказанные факты для меня уже означает начало войны», — добавил Цискаришвили.

В докладе Миссии по установлению фактов написано, что кроме российских миротворцев в Южной Осетии находились «российские силы в определенном количестве» 8 августа до 02.30 часов, т.е. того времени, когда по заявлению России, она приняла решение об интервенции. Хотя, как заявила Ассамблее сама Тальявини, «массированное» вторжение не имело места.

Еще один представитель грузинской делегации Акакий Минашвили заявил, что если войну начала Грузия, «каким образом произошло, что в течение двух часов около десяти тысяч российских солдат оказались на территории Грузии – странно».

«Если мы зачинатели войны, каким образом произошло, что Россия заблокировала выдвинутых грузинской стороной восемь мирных предложений, в том числе, одно из которых было предложено министром иностранных дел Германии Франк Вальтер-Штайнмайером?», — заявил Минашвили.

По словам Петре Цискаришвили, политика России в отношении Грузии является «игрой с классической нулевой суммой».

«Грузия или покориться, и станет губернией России, или Россия желает увидеть ее полностью уничтоженной», — заявил он и добавил, что Грузия победит путем демократических реформ и с международной поддержкой.

Руководитель российской делегации в ПАСЕ Константин Косачев в ходе дебатов заявил, что с таким подходом «игрой с нулевой суммой» — не удастся решить конфликт. Он также отметил, что согласен с оценкой Хейди Тальявини, что в результате августовской войны «никто не победил».

Первоначально ожидалось, что по последствиям августовской войны ПАСЕ приняло бы резолюцию – четвертую после октября 2008 года, хотя, из-за противоречий по проекту резолюции процесс вошел в тупик.

Были подготовлены два предварительных проекта резолюции, которые, как отметил один из членов ПАСЕ, «значительно отличались друг от друга».

Один из них был подготовлен содокладчиком ПАСЕ, венгерским депутатом Матиашем Ёрши, а второй проект – еще одним содокладчиком по этой теме, британским депутатом Дэвидом Вильшаером. Последний был подвергнут острой критике со стороны Грузии за проведенную им встречу в Москве в т.н. «посольстве» сепаратистской Южной Осетии. По заявлению грузинской делегации, решение Дэвида Вильшаера о встрече в т.н. «посольстве» ставит под вопрос, как его объективность, так и объективность подготовленного им тексте резолюции.

В ходе дебатов Вильшаер заявил, что «единственное полезное, что мы можем сделать, это то, чтобы не вникать в терминологию, статус и в то, в каком здании проходит встреча».

«Мы должны сфокусироваться на то, чего можно достичь», — добавил он.

В ответ на слова Вильшаера Акакий Минашвили заявил, что для того народа, кто «живет в Лондоне и ездит в Москву» наверно легко сказать «давайте оставим эмоции», но это не легко в случае Грузии, так как российская артиллерия «стоит в 40 километрах от Тбилиси, от наших семей и наших граждан».

Civil Georgia, Тбилиси
28 апреля ‘2010 года

Facebook comments:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *